aif.ru counter
557

Единственный в Рязани работник здравоохранения, ставший лауреатом премии Правительства РФ, профессор Павел Григорьевич Швальб отметил 80-летие

Фото: АИФ

 

В одном из медицинских изданий федерального уровня есть такое упоминание: «как сказал классик отечественной флебологии Павел Швальб…»

Впрочем, это далеко не единственная подобная ссылка, и сам Павел Григорьевич, наверное, уже должен бы привыкнуть к тому, что ему присвоили столь высокое звание.

Нити судьбы

В этом году классик отмечает 80-летие. За свою жизнь он повидал разных пациентов, пережил разные политические режимы, изнутри видел развитие медицинской науки. Ему есть о чем рассказать…

- Вы знаете, я перенес инсульт, и последствия отразились на речи. Когнитивная (мыслительная - ред.) функция не пострадала, а вот речь стала хуже. Мне обидно, потому что речь всегда была одним из моих ударных инструментов. Лучше бы я чуть-чуть поглупел, а речь бы осталась, - шутит Павел Григорьевич. Впрочем, в процессе беседы он доказал, что речь осталась его ударным инструментом.

- Павел Григорьевич, все знают, что вы прекрасный врач, но не все знают, как вы им стали. Это было мечтой с детства?

- Нет, мечта была другой - поступать в театральное училище… Я занимался художественной самодеятельностью, играл на сцене - любительской, конечно, но склонность к этому у меня была. Я готовился ехать в Москву. Но в тот год - 1950-й - в Рязань перевели мединститут. Родители стали уговаривать поступить туда. Я подумал-подумал, решил, что незачем искать счастья где-то далеко от дома, и поступил в мед.

Научная практика или практическая наука

- В мединститут не так-то просто поступить. Значит, знания вам позволяли попробовать себя в этой сфере?

- Знаний было достаточно. Я хорошо знал и химию, и физику. Хотя всегда больше любил и знал литературу.

- Интересное признание от заслуженного врача РФ…

- По своей природе я гуманитарий. Всегда хорошо писал сочинения. И никогда не мечтал, что всю жизнь буду сшивать сосуды. Но жизнь направила так. И я об этом не жалею. Видимо, наверху виднее, где наше место…

- Мединститут вы окончили с отличием. Как дальше складывалась карьера молодого врача?

- После вуза я 10 лет отработал в больнице №4 общим хирургом. Параллельно защитил кандидатскую диссертацию в 1962 году. А потом надо было пройти специализацию. У меня было два варианта - стать пластическим хирургом или сосудистым. Я подал документы и туда, и сюда. Везде получил одобрение. Чтобы учиться на пластического хирурга, надо было ехать в Питер, на сосудистого - в Москву. Решение было принято так: был май, и я счел, что весну я с большим удовольствием проведу в столице. Это и определило мою дальнейшую судьбу.

- И потом судьба вас связала с больницей№3…

- Больница №3 открылась в 1966 году, и я был определен сюда с самого ее открытия. А стал заведующим отделением сосудистой хирургии с 1972 года.

- Внушительно… Получается, вы руководите отделением на протяжении 40 лет.

- Правда, в этом году я сдал заведование - тяжеловато стало.

- В том же году, когда вы стали заведовать отделением, в

72-м, вы защитили докторскую?

- Да, но в силу известных политических обстоятельств того времени я хоть и стал доктором наук, но звание профессора и кафедру получил только спустя почти 30 лет, в 2001-м. Научной деятельностью я, конечно, занимался, но кафедру получить не мог. Видно, ульнарный рефлекс у меня недостаточно развит (ulna - лат. - локтевая кость - ред.), толкаться не мог…

- Вы всегда занимались и практикой, и наукой. Как это удавалось?

- Это были две неотъемлемые части профессии. Специальность всегда совмещал с практической работой. Писал статьи. На протяжении 10 лет работал главным научным сотрудником НИИ ГРП «Плазма» - вел работу, связанную с лазером. С 2000 года работаю на кафедре сосудистой хирургии Рязанского медуниверситета. За это время удалось подготовить около 15 кандидатов наук, двух докторов наук.

Хобби - стимул для работы

- По сути, сосудистая хирургия в Рязани получила развитие во многом благодаря вашим усилиям.

- Мой коллектив внес большой вклад в ее развитие. Так сложилось, что мне удалось воспитать три поколения хирургов. Многие из первого поколения уже на пенсии. Второе еще работает, но уже готовится уступить место смене. Третье поколение - молодые ребята, которые сейчас хорошо работают. Я очень рад, что удалось это сделать, и могу быть спокоен. Знаю, что здесь есть кому работать.

- Несмотря на то что вы большую часть жизни трудились в кардиодиспансере, у вас хватало времени уделять внимание и другим медицинским службам…

- Помимо стационарной службы удалось организовать службу сосудистой хирургии в санавиации, чтобы делать операции на выезде. Это то, что сейчас получило наименование медицины катастроф. Развили содружественную службу - рентгенохирургию, микрохирургию и т.д. Вот, пожалуй, и все, что связано с медицинской жизнью…

- А хватало времени еще и на немедицинскую?

- Конечно. Вместе с женой, Эсфирью Александровной Юдович, с которой мы живем с 1954 года (а это, получается, уже 58 лет), мы увлекались велотуризмом. Каждый год отпуск проводили на двух колесах. За такую поездку преодолевали около 700 км, по 8 часов в день. Объехали Белоруссию, Украину, Молдавию, Закарпатье, Эстонию, Карелию… Много повидали.

- Жена у вас тоже доктор?

- Да, она психиатр. Все время смотрела, чтобы я не чокнулся. Я, конечно, шучу, что находился под постоянным контролем, но кто знает, может, это и спасало… Мы всегда старались сделать свою жизнь интересной. Обязательно должно быть разнообразие. Поэтому велосипеды - не единственное наше хобби. В 70-х годах мы увлеклись горными лыжами. Ездили каждый год на Домбай, в Чегем, в другие горнолыжные места. Помимо этого много бывали за границей. В то время выехать было сложно, но мне повезло - я тогда лечил помощника секретаря обкома, и мне удавалось получать разрешения. Мы во многих странах побывали. Помимо этого много раз ездил на конференции за границу. Так что у меня за плечами котомка примерно с 30 странами. Да и по Союзу поездили - на Байкал, во Владивосток, в Туркмению... В Рязани почти не жили. И я нисколько не жалею, что мы не покупали какие-то вещи, а тратили все деньги на поездки. Зато впечатлений осталось много.

- Мы все живем в постоянном цейтноте, и то, сколько всего вы успевали, представляется просто нереальным. Как удавалось?

- А этого никто не знает. Хорошо, что получилось, что удалось многое сделать. Знаете, академик Павлов играл в городки, чтобы сменить деятельность - благодаря этому работаешь продуктивней. Я придерживаюсь того же мнения. Вид деятельности обязательно надо менять. Думаю, все мои увлечения давали мне стимул для дальнейшей работы, и мне хватало энергии.

Банальные истины

- Павел Григорьевич, у вас огромный опыт. Сравните, чем отличаются пациенты прошлых лет и нынешние?

- Пациенты практически ничем не отличаются. Единственное, что могу сказать, - увеличилось количество запущенных случаев. Раньше система была больше направлена на профилактику. Работали ФАПы, медкабинеты, регулярно проводились осмотры… В последнее время это направление стали развивать, и я очень надеюсь, что ситуация будет меняться к лучшему. Получилось, что мы не на том сосредоточились. Стали развивать высокие технологии, а ведь применение высоких технологий нужно лишь 15% пациентов, остальным необходима добротная терапия с классическим подходом. И вот на этом надо сконцентрировать усилия. А то получается технологии есть, а специалистов нет.

- А что вы бы посоветовали в качестве профилактики сердечнососудистых заболеваний?

- Все лежит на поверхности, но начинаешь понимать эти банальные истины, когда заболеваешь. В курении, в питье, в еде - во всем надо знать меру. Только в любви не надо.

Зоя Мозалева

Фото автора

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах