aif.ru counter
210

Урок не по учебнику. Педагог о практической истории и настоящем патриотизме

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. Аргументы и Факты - Рязань №45. Неожиданная отставка 05/11/2014

На людей, которые увлекаются исторической реконструкцией, часто смотрят, как на чудаков. Кажется, они готовы отдать душу (а порой - еще и немалые деньги) за рыцарские латы, кафтан или солдатскую шинель «точь-в-точь как в то самое время». Взрослые, солидные люди, которые любят собраться вместе, чтобы поиграть в «войнушку», причем так, чтобы все непременно было «по-настоящему», нередко вызывают смешки или даже осуждение обывателей.

Валентин Горбачев, кандидат исторических наук, учитель истории гимназии № 2 Рязани, автор и руководитель туристско-образовательного проекта «Лики прошлого» - самый что ни на есть взрослый и солидный человек. И при этом он уже больше восьми лет занимается исторической реконструкцией, увлеченно воссоздает костюмы различных исторических эпох и вместе с соратниками «разыгрывает» сражения и битвы.

О том, что реконструкция - это не просто игра, а способ переосмысления истории, и даже метод патриотического воспитания, «АиФ-Рязань» рассказывает учитель истории рязанской гимназии № 2 Валентин Горбачёв.

История «изнутри»

Оксана Калашникова, «АиФ-Рязань»: Валентин Игоревич, вы давно и увлеченно занимаетесь исторической реконструкцией. С чего началось это хобби?

Валентин Горбачев: Я начинал с эпохи средневековья, она во многом связана с мифами, с романтикой. Подростковое увлечение переросло в серьезное занятие. Реконструкция позволяет взглянуть на историю по-новому: не так, как о ней пишут в учебниках, а глазами простого человека, через призму его переживаний.

Например, около года назад я решил заняться глубоким изучением истории Великой Отечественной войны. Полностью собрал форму и снаряжение рядового стрелка-красноармейца и принял участие в реконструкции боя - обороны Можайского шоссе. События, которые мы решили воссоздать, происходили в октябре 1941 года, когда немецко-фашистские захватчики наступали на Москву.

По мнению Валенина Горбачева, реконструкция не просто позволяет почувствовать себя в "шкуре" солдата, но и глубже понять историю своей страны. Фото: АиФ / Надежда Кузьмина

Я первый раз в жизни надел форму и почувствовал себя солдатом. Ощутил, каково это, когда ты стоишь в строю, а на тебя орет старшина. Понял, что такое марш-бросок и натертые до крови ноги. Испытал массу эмоций, те самые «мурашки», когда нам раздали «мосфильмовские» винтовки, и я увидел гравировку - «1939 год». Оказалось, это настоящее оружие, которое в свое время прошло Вторую мировую войну, а потом его списали, переделали под стрельбу холостыми патронами и отдали на киностудию.

Невозможно забыть тот гул, который стоял на поле боя, и пепел, который был повсюду, так что трудно было дышать. Я увидел немецкого солдата, который заряжал автомат в то самое время, когда я заряжал винтовку. Он успел выстрелить в меня первый, и я упал. А спустя несколько минут диктор, который комментировал события на поле боя, сказал, что этот эпизод закончился успехом Советской армии: ценой огромных потерь нам удалось остановить продвижение немецко-фашистских войск к Москве на день.

- С каким настроением покидали поле боя?

- В такие моменты особенно четко понимаешь: были люди, которые когда-то, на этом самом месте, по-настоящему, безвозмездно отдавали свои жизни просто ради того, чтобы хотя бы на один день остановить продвижение врага. Люди, которые жили и мечтали, любили кого-то, ходили на работу в мирное время… Они, не задумываясь, вышли на поле битвы.

Проживая свою сегодняшнюю жизнь, думаешь, достоин ли ты того, чтобы они - тогда - за тебя умирали? Каким надо быть, чтобы соответствовать этой жертве? В этом свете по-иному осмысливаешь многие вещи. Даже свои уроки истории я после этого начал воспринимать иначе.

По словам Горбачева, настоящему патриотизму нельзя научить, его можно только воспитать. Фото: АиФ / Елена Хлиманова

Тонкая грань

- История в понимании многих наших соотечественников играет большую роль в патриотическом воспитании. Люди старшего поколения часто сетуют на то, что патриотизм - это то, чего очень не хватает современному поколению подростков. Но, может, все дело в том, что отцы как обычно не понимают детей? Какой вообще смысл, по-вашему, имеет слово «патриотизм» в наши дни?

- Понятие «патриот» действительно можно трактовать по-разному. Например, придать ему политический окрас, забывая простую истину: патриотизм - это любовь не к власти, а к родной земле, ее истории и культуре. Этому нельзя научить, это можно только воспитать.

Я верю, что в советское время патриотизм у простых людей шел от сердца. И одновременно насаждался сверху. К патриотическому воспитанию тогда относились очень серьезно. В наше время, я считаю, в России пока не выстроено грамотной системы воспитания. То есть громкие лозунги звучат, а вот практической работы - маловато. С другой стороны, все же есть люди, которые считают себя патриотами и которые готовы воспитывать подрастающее поколение. Как правило, это не политики, а простые труженики. Например, учителя, культработники.

- И в то же время патриотизм граничит с таким явлением, как национализм. Эта тема сегодня очень актуальна. Где бы вы провели эту грань?

- Русский филолог и историк Лихачев в свое время сказал, что национализм - это ненависть к другим народам, а патриотизм - любовь к своему. Лучше, наверное, и не скажешь. Любой психолог подтвердит: ненависть проистекает из чувства собственной неполноценности, ущербности. И не случайно русский народ так далек от каких-либо форм национальной ненависти - в силу своего менталитета, психологии, хода истории. Русский народ - полноценный, поэтому ему незачем кому-то доказывать, что он лучший.

Валентин Горбачев считает, что нельзя ограничиваться формальными учебными программами. Фото: www.russianlook.com

От Толкиена - к истории

- Вы упомянули, что занялись реконструкцией средневековья, потому что это казалось вам романтичным. Подростки и сегодня считают «модным» историческое переодевание. Но как увязать моду и патриотизм?

- Будучи учителем, я считаю, что нужно «пользоваться» этим юношеским максимализмом, и от романтизма переводить их к науке, а от фэнтези-романов Толкиена - к работам ученых-историков. Это вполне возможно. Тем более, что любой человек в процессе своего взросления начинает серьезнее осмысливать какие-то нравственные вопросы.

- Как же надо сегодня воспитывать детей, чтобы зачатки любви к Родине проросли в их душах?

- Универсальной технологии нет. Я практикую свой метод: практическое осмысление истории. Стараюсь дать возможность ребятам подержать в руках боевую винтовку, или рукоятку меча, которым ковалась свободу русского народа в прошлые века. Иногда мне приходится вступать в противоречие с существующими учебными программами. С одной стороны - да, необходимо готовить ребят к тестированию, натаскивать на знание исторических дат. Но, положа руку на сердце, сколько дат из школьного учебника истории помнит взрослый человек? А вот если я научу ребят чувствовать и мыслить, это останется с ними на всю жизнь. Поэтому иногда я позволяю себе провести уроки, на которых историю можно «потрогать». Например, в этом году 1 сентября на линейке в Рязанском кремле у нас состоялся урок живой истории. Так надеюсь работать и дальше.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах