aif.ru counter
659

Учиться искусству создания иконы можно всю жизнь

Фото: Андрей ТЕРЕХОВ

П. Елисеев, Рязань

К сожалению, сегодня в Рязани научиться искусству иконописи не так-то просто. В некоторых храмах области еще остались иконописные мастерские, но постороннему человеку путь туда закрыт.

Единственный светский человек на Рязанщине, который преподает иконопись в настоящее время, - это член Союза художников России, руководитель центра духовного и нравственного развития при Рязанской Епархии Елена Аникеева. На минувшей неделе она стала гостем редакции «АиФ-Рязань».

От светского к духовному

- Елена Сергеевна, насколько я знаю, вы окончили художественно-графическое отделение одного из столичных вузов и долгое время работали художником-иллюстратором. Почему произошла смена творческих ориентиров, и от портретов и пейзажей вы перешли к иконописи?

- В 1999 году нас - меня и моего мужа, тоже профессионального художника, пригласили в Храм архангела Михаила г. Михайлова. Мы приехали туда ради обычного любопытства. Но посмотрели, как обустроена жизнь в храме, увидели, в чем нуждается церковь, и решили помочь. Изготовили новый иконостас, расписали стены храма. И, знаете, после того, как был совершен шаг в эту сторону, духовную, для нас уже не было обратного пути. Не было возврата в обычную светскую живопись. Мы взяли благословение, потому что было необходимо заново перестроить себя в творческом отношении. Ведь иконопись - совершенно другая ступень художественного развития, и без веры заниматься ею по-настоящему нельзя. Конечно, икону может написать и атеист. Но она никогда не станет молитвенной.

- А как пришло решение обучать иконописи других?

- Я три года преподавала изобразительное искусство в православной гимназии, и еще тогда замечала, что рязанские иконописцы работают разобщённо. А как можно развивать что-то, если каждый сам по себе? И поэтому пришло стремление создать место, в котором можно было бы объединить лучшие иконописные таланты.

В прошлом году я прошла стажировку в Троице-Сергиевой лавре, при которой действует своя иконописная мастерская. По возвращении в Рязань мне предложили создать небольшой центр при Рязанской Епархии, где могли бы заниматься люди, заинтересованные церковным искусством. Попробовали, получилось.

По словам Елены Аникеевой, у каждой иконы, написанной с искренней верой, есть своя «душа».

Возраст - не помеха

- Знаю, что при наличии художественного образования вы обучаете иконописи один год. Если такового нет, то три года. Так сколько должен учиться и работать иконописец, чтобы стать хорошим мастером?

- Ведущий российский иконописец современности, архимандрит Зинон из Псково-Печерского монастыря говорил, что на иконописца надо учиться не менее 15 лет. Из чего складывается этот срок? Первые пять лет - получение знаний. В последующие пять лет происходит их усвоение. Затем - начинается развитие полученных навыков. И после этого человек работает раскрепощенно. Также отмечу, что иконописью начинают заниматься не раньше 18 лет. До этого можно преподавать человеку только «школу», основы обычного художественного образования.

А в целом, учиться можно столько, сколько представляешь себе возможным. К примеру, у меня занимается матушка Василия из Свято-Троицкого мужского монастыря. Ей уже 63 года, и из них 25 лет она учится иконописи. И до сих пор стремится расти творчески.

- То есть для тех, кто стремится освоить это искусство, нет ограничений ни по возрасту ни по владению ремеслом?

- Расскажу об одном случае, произошедшем с московским знакомым в начале девяностых годов. Этот человек преподавал физику, и до 43 лет весь его опыт рисования сводился к школьным урокам в далекие детские годы.

Но что-то сподвигло его взяться за кисти и краски… И первой его работой стала небольшая иконочка, срисованная с журнала.

Знал ли он тогда, как это изменит его жизнь? Вряд ли. Но по прошествии некоторого времени он оставил физику, поступил в православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет. И сейчас профессионально занимается иконописью.

Иконописный процесс

- Расскажите, как происходит процесс обучения?

- Вначале мы изучаем гризайль. Поясню: это техника одноцветной живописи, призванная научить принципам тонального расклада. Далее идет изучение прикладного материала. Работаем мы с помощью минералов и натуральных пигментов на основе яйца и вина, поэтому учим, как правильно растереть краски, какой консистенции должна быть эмульсия. На следующем этапе: перед тем как переходить к доске, делаем заготовки для рисования, или так называемые «таблеточки», и грунтуем их, например, смесью из желатина и мела. На них изображаем фрагменты складок или отдельные фрагменты фигуры. Потом пишется лик, как правило, либо оплечный образ Спасителя, либо Матерь Божия. Затем идет золочение. Параллельно с этим преподается история иконописи по учебной программе иконописной мастерской при Троице-Сергиевой лавре. В ее основе огромный пласт традиций - от ранней Византии до искусства XVIII столетия, то есть до того момента, когда Петр I упразднил патриаршество, и иконопись приобрела более светский характер.

История нужна и для того, чтобы человек смог различить иконописные стили, дабы работая, к примеру, над образом XVI века, он не стал использовать шрифты XVII столетия. В конце года каждый обучающийся готовит реферат. Ну и, разумеется, всё это время занимается практикой.

- Какими вы представляли себе своих учеников, когда только готовились к преподаванию иконописи? И какие требования предъявляете к ним теперь?

- От своих подопечных в первую очередь я всегда хотела и хочу, чтобы они были грамотны и пестовали свою индивидуальность. Иконопись не приемлет повторов. Даже если две иконы на первый взгляд чем-то похожи, у каждой из них есть своеобразие, своя душа. И это своеобразие должно быть в каждом иконописце. Тогда каноническая школа русской иконописи в Рязани будет развиваться и дальше.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах