aif.ru counter
720

Трудности перевода. Рязанские сурдопереводчики об умении понимать и слышать

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38. Аргументы и Факты - Рязань №38. Кто не рад выборам? 17/09/2014

Что мы знаем о глухих и слабослышащих людях, об их нуждах, заботах, проблемах? Честно говоря, не так уж и много. Время от времени мы встречаем их на улицах города и видим, что они, как правило, держатся обособленными группами.

Однако если в повседневной жизни взрослые глухие и слабослышащие люди ещё могут обходиться без посторонней помощи, то таким детям просто необходима помощь сурдопереводчиков. Особенно в учёбе. Между тем, сурдопереводчик в наших местах - профессия крайне редкая. Так, в полумиллионной Рязани - всего 4 специалиста.

Двое из них на прошлой неделе побывали в гостях у еженедельника «АиФ-Рязань». С педагогами коррекционной школы-интерната №18 Рязани Зоей Волковой и Татьяной Золотарёвой мы побеседовали о трудностях в общении между теми, кто слышит, и теми, кто лишён такой возможности.

Обучение без поблажек

Тамара Бутина, «АиФ-Рязань»: Как сложилось, что вы выбрали для себя профессию сурдопереводчика?

Зоя Волкова (З.В.): Я ходила в обычную школу в Сасове, и дружила с девочкой, у которой были проблемы со слухом. Вот с подругой-то мы и решили, что, как получим аттестаты, отправимся на учёбу в Ленинградский восстановительный центр. И через 3 года вышли оттуда дипломированными специалистами: она стала режиссёром культмассовых мероприятий, а я - сурдопереводчиком-дефектологом. С тех пор и работаю. К слову, мне не раз предлагали сменить профессию, обещали зарплату повыше и жизнь поспокойнее. Но не могу я бросить своих подопечных, тех, кому я нужна.

Зоя Волкова. Фото: АиФ / Тамара Бутина

Татьяна Золотарёва (Т. З.): - Я же окончила Рязанский госуниверситет и пришла работать в нашу коррекционную школу. А уже вскоре меня направили в Москву - учиться на сурдопереводчика. Кроме Москвы и Санкт-Петербурга больше этой профессии нигде не учат.

- Предположу, что работать с глухими и слабослышащими детьми бывает нелегко. Вы как считаете?

Т. З.: Когда дети приходят ко мне на занятия, как к дефектологу, моя задача - поставить им речь. В такие моменты мне нельзя пользоваться жестовым языком. Но они-то этого не понимают, ведь для многих из них общаться жестами проще. Впрочем, ещё сложнее порою приходится с родителями, которые так и не смирились с тем, что у их ребёнка проблемы со слухом. Они нередко возмущаются, считая школьную нагрузку непосильной, требуют снизить требования. Но как потом ребёнку жить ребёнку с тепличным воспитанием? Ведь во взрослой жизни поблажек уже не будет.

З. В.: Но в то же время некоторые перемены в образовательных стандартах расхолаживают детей. Например, в советские годы в коррекционных школах был обязательный предмет «Чтение с губ», дети даже сдавали экзамен. Теперь же - это факультатив, хочешь - ходи, не хочешь - не надо.  Потому и отношение к нему другое, менее серьёзное. А ведь научившись читать по губам, глухой человек заметно упрощает себе жизнь.

Татьяна Золотарева. Фото: АиФ / Тамара Бутина

Главное - заслужить доверие

- По сути, сурдопереводчик - единственное связующее звено между глухими и слышащими. А насколько различаются эти два мира?

Т. З.: Это действительно два абсолютно разных мира. Причем слабослышащие и глухие в свой мир впускают неохотно. Они будто чувствуют человека, «читают» его, как открытую книгу. И должно пройти время, прежде чем они начнут тебе доверять. При этом надо быть для них не только учителем, но и немного психологом, артистом, заводилой.

- Татьяна Сергеевна, насколько я знаю, вам, в своё время, с диагнозом «Детский церебральный паралич» тоже довелось пережить немало трудностей, приспосабливаясь к миру здоровых людей. Вам что помогало?

Т. З.: В первую очередь - силы давало, когда ко мне относились, как к обычному человеку, такому же, как и все остальные. Спасибо родителям, они научили меня бороться и жить полноценной жизнью. И до сих пор я не позволяю себе расслабляться. Потому, наверное, во мне и в моей работе нуждаются. Так, наверняка откликнусь на приглашение поработать в центре социального обслуживания «Семья», где планируют учить сотрудников языку жестов. Возможно, смогу пригодиться и в родном для меня госуниверситете, где жестовый язык собираются преподавать на первом курсе магистратуры.

На сурдопереводчиков в России учат только в Москве и Петербурге. Фото: Из личного архива / Дарья ГАЛЕЕВА

Если у тебя - физический недостаток, ты должен работать вдвое, а то и втрое больше, чтобы не только догнать, но и перегнать здорового человека. Этому я учу и своих подопечных.

- Но что ждёт их после школы? Кто возьмёт их на работу?

З. В.: В Рязани, к сожалению, нет специализированного училища для таких детей. В Москве, Санкт-Петербурге, Владимире, Тамбове - есть, там глухие и слабослышащие дети учатся на автомехаников, поваров, слесарей. И главное - после учёбы им предоставляют возможность устроиться на работу. Потому-то и уезжают наши выпускники из Рязани, здесь им, увы, делать нечего.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах