Примерное время чтения: 10 минут
246

Не руби сплеча. Рязанец создал в своем гараже уникальный музей топоров

Александр Радул знает и все нюансы правильного топора, и важность роли этого инструмента в истории.
Александр Радул знает и все нюансы правильного топора, и важность роли этого инструмента в истории. / Алексей Тарасиков, / АиФ

Представьте себе, что вам необходимо купить топор. Казалось бы, чего проще? Выбрать в хозяйственном магазине экземпляр из ряда предложенных не составит труда. Основной параметр, на который большинство из нас обратит внимание, пожалуй, будет лишь цена. На самом деле в «топорном» деле масса тонкостей, о которых rzn.aif.ru рассказал Александр Радул, коллекционер топоров из Рязанской области. 

Взглянув на топор, он может сразу определить и правильность угла заточки, и соотношение бойка и топорища... Оказывается, далеко не все топоры могут качественно рубить, а некоторые и вовсе не рубят — если это неправильный топор, или, как их называет Александр Макарович, «отсебятина».

Формулы и расчеты

«Есть инструменты, которые изобрели кабинетные люди, которые никогда не держали в руках топора. Их изделия не выполняют основной функции — они не рубят!» — возмущается Радул. У него к топорам отношение трепетное, ведь он стал не просто их знатоком, но и настоящим коллекционером. В гараже на своем участке, что в деревне Русаново Клепиковского района, он даже создал музей топора.

А началось все с того, что когда-то Александр Радул на последние деньги купил топор и отправился в поход. К разочарованию владельца топор не рубил, зато отлично отбивал руки... Было это лет 60 назад. С тех пор Радул изучил все особенности топора, собрал целую коллекцию этих инструментов и написал книгу о топорах, которая, кстати, уже была дважды переиздана.

После того неудачного приобретения Александр Макарович рассчитал все нюансы идеального топора. «Вот в этом инструменте боек симметричен и линия удара проходит посередине — через центр масс бойка, — показывает Александр Радул один из образцов и тут же демонстрирует следующий. — В этом экземпляре боек скошен, лезвие оттянуто назад, сам обух сдвинут вперед, и линия удара смещена относительно центра масс на величину дельта». Несколько неожиданно слышать такие математические знания от жителя рязанской глубинки, но оказывается, коллекционер топоров в свое время получил образование в Бауманском институте, и полученные там знания помогли основательно подойти к топорному анализу.

Свою коллекцию житель рязанской глубинки собирает уже более 60 лет.
Свою коллекцию житель рязанской глубинки собирает уже более 60 лет. Фото: АиФ/ Алексей Тарасиков

Кроме того, Радул тщательно изучил и историю, ведь топоры прекрасно отражают разные вехи нашего прошлого. Рассказы Александра Радула превращаются в настоящий исторический экскурс — все события развития России можно проследить через судьбу топора.

На своих экспонатах Александр Радул знает даже зазубринки, и любая деталь, по его мнению, может рассказать о судьбе каждого орудия. К примеру, скругленный носик свидетельствует о том, что этим инструментом работал плотник — именно плотники часто оперировали кончиком топора.

Косопузые плотники

Александр Радул с таким энтузиазмом говорит о своих любимых инструментах, что невольно проникаешься уважением к этому древнему орудию. Казалось бы, прозаичный бытовой предмет, который есть в каждом доме, и мало кто задумывается, сколько тонкостей в незамысловатом орудии. «Это типичный дровосечный топор. Что его отличает? В первую очередь, рабочий клин 12-14 градусов. Сейчас нередко можно увидеть совсем тонкий клин — производителям кажется, чем тоньше лезвие, тем лучше он воткнется в дерево. Но тонкое лезвие не выкалывает щепку. А щепки — признак высокой производительности. Если топор выбрасывает щепки, значит, он быстро врубается и освобождает место для следующих ударов. К сожалению, вот этого кабинетные инженеры не понимают», — рассказывает Радул. Один из таких образцов куплен коллекционером лет 40 назад — все у него, на первый взгляд, правильно, но он не рубит, даже не втыкается как следует. «У него слишком тяжелый конец топорища, — раскрывает ошибку специалист по топорам. — Центр тяжести не там, поэтому КПД и сила удара намного ниже, чем у хорошего топора». Вообще, в топорах очень много тонкостей. Александр Макарович разъяснил, что важен не только угол клина, вес и длина топорища, но даже полировка лезвия — успех рубки зависит от коэффициента трения.

Александр Радул не только собрал уникальную коллекцию и просчитал все параметры правильного топора, но и написал о своем любимом инструменте целую книгу, которая так и называется «Топоры».
Александр Радул не только собрал уникальную коллекцию и просчитал все параметры правильного топора, но и написал о своем любимом инструменте целую книгу, которая так и называется «Топоры». Фото: АиФ/ Алексей Тарасиков,

Коллекцию свою Александр Радул пополняет весьма оригинальным способом — экспонаты для музея собиратель топоров нередко находил во... вторчермете. Кто-то принес, кто-то подарил... Так постепенно формировалась коллекция рубящих орудий. Сейчас в экспозиции Радула можно увидеть самые разные образцы.

Редкий экземпляр в собрании Радула — африканский топор XIX века. «Примерно в 1803 году российская экспедиция отправилась в кругосветное путешествие под управлением Крузенштерна. В его книге можно прочитать, что они набрали очень много обломков железных обручей длиной в 5 дюймов для обмена с местным населением. Эти куски обручей в Африке имели большую цену — железа там еще не было, но они уже знали, что это такое, знали, что из этого материала можно сделать копье, топор, кинжал. Вот этот, — показывает Александр Макарович один из экземпляров своей коллекции, — сделан как раз из такого обломка обруча».

Экспонаты со всего мира

Чего только нет на стендах деревенского музея: французский пожарный топор ХХ века, чешский поясной топор, пазник (незаменимое орудие при изготовлении пазов), тесло, российский пожарный топор, который и сейчас на вооружении у огнеборцев, мясницкий топор — тупик... «У инструмента мясника лезвие более тупое, чем у обычного. Угол заточки у него около 40 градусов и даже больше. Чтобы перерубить кость, надо сделать засечку, потом перевернуть и сделать с противоположной стороны то же самое — так кость ломается, а не рубится. Иначе в мясе будет много осколков», — разъясняет Радул.

Есть в коллекции Александра Радула и каменный топор. «Его мне подарили, но это самоделка, — вздыхает коллекционер. — Настоящим каменным топором не удалось обзавестись, хотя здесь неподалеку находили». Как истинный коллекционер, он переживает за каждый экспонат. Хотя Радул никогда не думал, что станет коллекционером, просто сама жизнь так направила — интерес к топорам у него был всегда: и в походах, и на отдаленных метеостанциях без хорошего инструмента не обойтись. А Радул проработал на таких станциях не один год — в глухой Сибири, куда людей забрасывают с вертолета и до ближайшего населенного пункта не менее 200 километров... На таких метеостанциях рос и его сын — по непроходимым лесам ходил с папой на охоту, привык к экстремальным условиям и вырос настоящим путешественником. Сегодня даже папа не знает, в какой точке мира завтра окажется его потомок. А Олег Радул из разных уголков мира везет топоры... «Он знает, что у папы бзик», — шутит Александр Макарович.

Он сам всегда был натурой увлекающейся. Туристом прошел Карпаты, Карелию, Сибирь. Вообще, траектория его жизни сложная. После окончания вуза попал в город Королев, где занимался производством ракет. Увы, перипетии в стране привели к тому, что ракеты стали не нужны, инженеры-конструкторы оказались не востребованы. Поработав на сибирских метеостанциях, Александр Радул решил кардинально сменить род деятельности и стать фермером. Посмотрел, где хорошие леса, вода, выбрал себе местечко в центре Рязанского края и купил домик. Потом взял кредит, обзавелся техникой, арендовал 5 га земли и начал пахать. Так инженер-конструктор стал снабжать все тот же город Королев картошкой. Это позволило прокормить семью в сложные 90-е годы.

А инженерные знания Радул применил к изучению топоров. Мало того, что собрал коллекцию и просчитал все параметры правильного топора, он написал о своем любимом инструменте целую книгу, которая так и называется «Топоры». В ней — накопленный годами опыт, формулы, схемы... Словом, все детали идеального топора. Хотя такового, по мнению специалиста Радула, не существует, ведь для каждой работы нужны свои особенности. Кто бы мог подумать, что простой, привычный всем инструмент имеет столько тонкостей...

Кстати

В коллекции Александра Радула есть необычный топор, лезвие которого развернуто перпендикулярно топорищу — такой инструмент называется «потес». В Клепиковском районе земли небогатые, чернозема нет — урожаи низкие, прокормить семью здесь было сложно, поэтому были развиты отхожие промыслы. Рязанские плотники, заткнув топор за пояс, ходили по всей России. Отсюда и пошло название «рязанцы косопузые». На стенде в мини-музее можно увидеть изображение яркого представителя «косопузых» — известного плотника Андрея Тулупова из деревни Ершово, которая находится по соседству с Русаново. Тулупов со своим топориком за поясом добрался до Китая и даже Австралии.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах