aif.ru counter
668

Известный рязанский художник Вадим Конопкин о художественной душе книги

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. АиФ-Рязань 13/02/2013
Фото: Мария СМОЛЯРОВА

Кинематограф на бумаге

- Вадим Георгиевич, по-прежнему ли профессия оформителя книги остаётся уникальной?

- Да, эта профессия была и остаётся поистине уникальной даже несмотря на то, что появляются и развиваются новые технологии. Вот, например, этот причудливый орнамент мне приходилось выписывать тушью вручную, не допуская ни одного исправления. Сегодня его можно создать за несколько секунд, нажав пару клавиш.

- С чего начинается процесс создания художественного облика книги?

- Прежде чем иллюстрировать, необходимо продумать концепцию произведения. Например, в издательстве «Молодая гвардия» я работал над собранием сочинений Василия Шукшина. Иллюстрации в книге не предполагались, но редактор протянул мне тетрадный листок, на котором рукой самого писателя и кинорежиссёра была изображена незамысловатая церквушка. Она и появилась на переплёте первого тома на черном фоне. На втором томе рисунок церкви увеличился в размере и немного вышел за рамки формата издания. На третьем рисунок стал еще больше, а на переплёте пятого тома остался лишь один крест церкви. Таким образом, удалось изобразить кинематографический приём - наезд камеры.

Иллюстрация книги - это только одна сторона процесса. В издательство «Советский писатель» я пришел как универсальный художник - разработчик шрифтов, оформитель собраний сочинений. В самом престижном издательстве Союза – в «Художественной литературе» - работал иллюстратором. А в «Молодой Гвардии» совмещал все навыки – делал полностью серию, иллюстрации и оформление каждой книги в отдельности.

- Наверняка в таких известных издательствах случались запоминающиеся истории?

- Одна из них произошла, когда я только окончил Московский полиграфический институт и пришёл в издательство «Художественная литература». В это время готовилась к переизданию книга А.Т. Твардовского «Василий Тёркин», которую иллюстрировал народный художник СССР Орест Верейский. Но при переиздании в книге оказалось на одну страницу больше – нужна была ещё одна иллюстрация, чтобы заполнить пустой лист. Заведующий художественной редакцией Юрий Коннов предложил мне сделать эту иллюстрацию «как у Верейского» - чёрная тушь, груды ружей... Так и вышла в свет книга с моей иллюстрацией. Но когда Ореста Георгиевича спросили, не находит ли он чужих рисунков в книге, он ответил: «Нет, всё мое!» Тогда эти слова были для меня, бывшего студента, особой похвалой.

Второй писатель

- В числе ваших работ – знаки известных торговых центров «Барс», «Виктория плаза», «Круиз», «Аркада», кафе и ресторанов, строительных компаний, творческих фестивалей... У каждого проекта есть свой заказчик. С писателями, как с заказчиками, работать сложнее?

- Наоборот, легче. Писатели - творческие люди, а творческие люди всегда понимают друг друга.

Когда работаешь с книгой, её прочитываешь, примеряешь на себя «шкуру», забираешься в душу писателя, чтобы «написать книгу» уже своим языком – иллюстрации, художественного оформления. Но, знаете, таким образом я влюбился в творчество многих писателей!

- И всё же каждый человек понимает творчество художника по-своему. А литературным произведениям гораздо чаще дают однозначные оценки. Приходится ли художнику доказывать личную точку зрения?

- Однажды я работал над сборником рассказов «Лик Родины» Владимира Черныша, с которым не был знаком лично. Художественный редактор предупредил, что этот писатель – человек очень деликатный, но со своим видением, поэтому хочет предложить свое оформление книги. Я получил письмо от Владимира Алексеевича, в котором он описал, что хотел бы увидеть на обложке прозрачное утро: реку с набегающими волнами, бледно-голубое, переходящее в зеленое, небо, а вдалеке – розовый парус. Читаю книгу – там всё совершенно по-другому, другой лик Родины. Достаточно жёсткий текст, но в то же время не лишённый особого русского очарования. Поэтому я предложил свою идею – изобразил на обложке контрастный деревянный фон и нежные одуванчики. Редактор и писатель утвердили макет, однако позже я узнал, что Владимир Черныш был слепым и никогда не видел красоты природы, но при этом обладал прекрасным воображением и писательским талантом.

Перелистывая поколения

- Но ведь бывает противоположная ситуация, когда зрячий человек не имеет богатой фантазии...

- Такому читателю на помощь как раз приходит художественный облик книги. Оформитель намекает на её содержание, помогает угадать ещё на книжной полке – историческая, классическая или современная это литература, и, конечно, даёт возможность разбудить нужные образы в воображении читателя.

- При этом электронные книги лишены художественного оформления, но их сегодня удобно «съедать» десятками. Не пострадает ли, таким образом, развитие воображения у нового поколения?

- Однозначно, что бумажная книга несёт в себе определённый заряд. Мы полностью погружаемся в эту книгу именно как в литературу, начинаем чувствовать стиль и дух автора. А из электронной мы получаем лишь информацию.

С другой стороны, нынешнее поколение уже родилось в электронном обществе, расползающемся по швам от переизбытка информации. С этим нам предстоит жить, а значит, нужно привыкать. Я же принадлежу к тому поколению, для которого компьютер – всего лишь орудие труда. Поэтому книгу мне предпочтительнее читать бумажную – в этом есть определенное наслаждение. Думаю, и нынешнее поколение будет иногда возвращаться к классическому формату книги – на этот небольшой островок спокойствия в непрерывном информационном потоке.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах