81

Не только «корона». Что мешает рязанскому бизнесу встать на ноги?

Сфера общепита в период пандемии - одна из самых пострадавших.
Сфера общепита в период пандемии - одна из самых пострадавших. pixabay.com

2020 год стал для бизнеса настоящим испытанием на прочность. Не всем компаниям удалось пройти это испытание. Часть из них закрылась. Правда, не всегда виноват в этом был коронавирус. В период пандемии бизнес столкнулся с иными сложностями.

С какими именно, рассказывает наш гость – уполномоченный по защите прав предпринимателей в Рязанской области Михаил Пронин.

Обращений - в два раза больше 

 

Александр Мысовских, «АиФ-Рязань»: Михаил Владимирович, почти ровно год назад мы с вами беседовали. Тогда ввели жёсткие ограничения из-за распространения коронавируса. Сфера бизнеса казалась одной из самых пострадавших. Апрель 2021. С какими потерями предприниматели выходят из коронакризиса?

Михаил Пронин: Принято говорить, что для бизнеса не бывает простых времен – те, кто имеет своё дело, всегда должны быть начеку, должны предусматривать непредвиденные ситуации и форс-мажоры. Но такого развития событий, как в 2020 году, не ожидал никто – пандемия в полной мере испытала сферу предпринимательства на прочность, что доказала и статистика обращений к нам. За 2020 год мы рассмотрели порядка 800 обращений, что в два раза больше, чем в 2019 году, из них порядка 250 заявлений мы приняли в течение локдауна и после него. Оказавшись в сложной ситуации, предприниматели шли к нам за помощью – по вопросам оказания государственной поддержки на сохранение штата, выплату заработной платы, продолжение деятельности, ослабления ограничений, оплаты кредитов и арендных платежей.

КСТАТИ
Обратиться за помощью или консультацией к уполномоченному по защите прав предпринимателей в Рязанской области Михаилу Пронину можно по телефонам горячей линии: (4912) 21-64-76, 21-64-49, 21-64-74 либо по электронной почте uzpp62@gmail.com.

И, хотя постепенно ситуация стабилизировалась, последствия того удара, которым стала для бизнеса пандемия, продолжают ощущаться – на мой взгляд, главными последствиями коронакризиса для сферы предпринимательства стало снижение покупательского спроса, общей деловой активности и, как следствие, уменьшение оборотных средств. Мои слова подтверждают и данные опроса, проведённого среди предпринимателей в рамках подготовки доклада за 2020 год. Участие в нём приняли 100 респондентов, почти 50% опрошенных заявили, что спрос на их продукцию так и не вернулся на допандемийный уровень.

— Есть ли информация, сколько компаний за год вообще прекратило свою работу из-за коронавирусных ограничений?

— Согласно данным Федеральной налоговой службы, по состоянию на 31 декабря 2020 года в Рязанской области насчитывалось 23 838 юридических лиц, 27 001 ИП, что меньше, чем годом ранее. Так, в 2019 году в статусе юридического лица работали 25 847 предпринимателей, в статусе ИП – 29 602 предпринимателя. Стоит при этом учитывать, что на сокращение этих показателей оказывал влияние целый ряд факторов - кроме пандемии свою роль играли и объективные факты, в числе которых, например, переквалификация ряда предпринимателей в самозанятые, процедура банкротства и другие. Не обошла стороной бизнес и реформа по отмене ЕНВД. Небольшая доля мелких предпринимателей, например, в сфере торговли, ушла с рынка из-за того, что налоговые режимы, предоставленные взамен, оказались не настолько выгодны.

— Как я понимаю, этот список закрытых компаний может пополниться, если не снять оставшиеся ограничения. К примеру, на работу ресторанов в ночное время…

— Сфера общепита – одна из самых пострадавших в период пандемии. Это та отрасль, которой до сих приходится работать в условиях ограничений, которые пока не сняты и, на мой взгляд, поставили отрасль в буквальном смысле на грань жизни и смерти.

Конечно, в стране в целом и в регионе есть примеры, когда предприятие приспосабливалось к новым условиям, чтобы выжить – например, осваивало интернет-пространство, организовывало доставку еды, - но, например, для ночных заведений эта мера неприменима, что ставит их в плачевное положение. По оценке Ассоциации кулинаров Рязанского края, выручка предприятий общепита упала на 25%, закрылся ряд предприятий. Представители отрасли обращались к нам – удалось добиться некоторого ослабления временных разрешений на работу. Окончательное решение остается за Роспотребнадзором, который, конечно, руководствуется разумными требованиями обеспечения безопасности и здоровья людей. Вместе с тем, нельзя не понимать, что дальнейшее продолжение такого режима работы приведёт к тому, что сфера общепита фактически перестанет существовать.

Не все получили поддержку

– Оцените предложенные бизнесу меры поддержки. Хватило ли их? Как я понимаю, не все довольны?

— По разнообразию мер поддержки Рязанская область вошла в ТОП-15 регионов по стране, ими воспользовались более 5 тыс. субъектов предпринимательской деятельности, открыто 1 тыс. новых рабочих мест. За счёт кредитных продуктов были сохранены и действующие рабочие места, что стало профилактикой безработицы. По оценке респондентов нашего опроса, о котором я говорил выше, 40,4% предпринимателей смогли воспользоваться помощью государства и позитивно оценивают возможность погашения задолженности. Вместе с тем, 35,4% респондентов не смогли получить займы и преференции по различным причинам. В числе таких причин – отсутствие основного вида ОКВЭД в списке пострадавших и имеющих право на поддержку, регистрация предприятия, возраст владельца и другие параметры. Имелись также случаи, по которым помощь не была получена в связи с исчерпанием лимита.

— Могу ошибаться, но слышал, что ИП и небольшие общества с ограниченной ответственностью в итоге даже и не смогли воспользоваться мерами поддержки? Кроме, разве что, отсрочкой по уплате налогов на три месяца…

— Предоставлю в данном случае слово предпринимателям – из сотни опрошенных нами владельцев предприятий и организаций 40% уточнили, что не получили необходимой им поддержки. Что касается мер поддержки, которые были бы уместны, то, по мнению предпринимателей, это снижение налоговой нагрузки, налоговая реструктуризация, стимулирование спроса на продукцию. На мой взгляд, меры поддержки предпринимателей были своевременны, однако в ряде случаев бизнес сталкивался с проблемами получения ряда преференций из-за регистрации, ОКВЭД, о которых говорилось выше.

Мы работали с подобными обращениями предпринимателей – к нам в общей сложности поступило 60 заявлений, касающихся вопросов предоставления преференций. Законные права предпринимателей были восстановлены, проблемные вопросы решены.

— Удалось ли помочь частным детским садам и детским центрам? Помню, они обращались к вам за помощью.

— В период пандемии частные детские сады и центры оказались как раз одними из тех, кто столкнулся с проблемами получения поддержки в силу специфики – так, например, они не могли выполнить требования к штату для получения поддержки в связи с тем, что ряд сотрудников работали на условиях совместительства. Мы в рамках своих возможностей помогли им, сориентировали, куда обратиться. Также частным детским садам и центрам мы помогли консультациями – они хотели объединиться для защиты своих интересов.

Натиск конкурентов на селе

— Вы много раз выступали с самыми разными предложениями и обращениями к правительству и региона, и страны. Часто ли к вам прислушивались?

— Мы благодарны губернатору и правительству Рязанской области за поддержку наших предложений – речь идёт об ослаблении карантинных ограничений, например, для ярмарок выходного дня или рынков, увеличении временных рамок для предприятий сферы общепита. Наши инициативы о снижении ставок по налогу на имущество также были услышаны и приняты – в этот непростой период удалось поддержать предприятия потребительской кооперации, деловые предприятия и организации.

На федеральном уровне мы конструктивно взаимодействовали с аппаратом Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борисом Титовым, минпромторгом, направляли предложения в адрес федерального минздрава. Из недавних побед – упрощение регистрации медицинских изделий. С проблемой длительности процедуры регистрации, влияющей на рынок и конкуренцию, к нам неоднократно обращались крупные рязанские предприятия – их заявления стали основой для последующей работы и выхода на федеральный уровень.

— Знаю о вашем предложении внести поправки в федеральный закон, регулирующий работу торговых сетей. Насколько это актуально для нашего региона? Как я понимаю, федеральные сети скоро могут просто задавить мелких производителей, если не предпринять меры…

— В нашей работе есть понятие ключевой проблемы – той, на которую обращают внимание предприниматели, и не один-два, а несколько, называя её основным аспектом, влияющим на развитие их дела. Сейчас у нас в работе находится несколько обращений бизнеса, в том числе – коллективные, касающиеся этой проблемы.

Сейчас законом установлен запрет на открытие новых магазинов для игроков рынка, владеющих долей в 25%. Однако на деле этот порог не всегда соблюдается, что приводит к закрытию на селе мелкой розничной торговли, которая просто не может выдержать натиска более сильных конкурентов.

Более того, проблема кроется в деталях реализации данной нормы, которая не учитывает многообразие торговых сетей. Проблема эта существует не в одном населённом пункте – для её регулирования необходима корректировка федерального законодательства. Свои предложения в этой области мы направили коллегам из аппарата бизнес-омбудсмена Бориса Титова и в Минпромторг.

— Какие ещё готовите предложения, которые, на ваш взгляд, помогут бизнесу в работе?

— Отвечая на ваш вопрос, замечу, что работа по совершенствованию нормативно-правовой базы в сфере предпринимательства – одна из задач моей работы как уполномоченного. Работу по выработке законодательных инициатив мы ведём на постоянной основе – только за 2020 год нами было подготовлено 102 предложения в адрес региональной и федеральной властей.

Пандемия лишь активизировала «теоретическую» часть нашей деятельности, так как выявила и обострила ряд проблем, регулирование которых находится, в том числе, и в «документальной» плоскости. В 2021 году наша работа в сфере законодательных инициатив определялась актуальной повесткой дня. Это, в частности, отмена ЕНВД, новая стоимость налога на имущество, преодоление последствий пандемии. Так, на мой взгляд, логичным было бы предоставлять преференции по налогу на имущество, если владелец не пользуется помещением, то есть не получает с него доход – сейчас платежи идут с этого вида недвижимости по полной ставке. Также мы считаем логичным расширение перечня организаций, имеющих право на получение патента – сейчас этот список не такой уж и большой, в него могут не попадать фирмы, оказывающие строительные услуги, производящие сувениры и другие.

Работают не зря

— Бизнес нередко штрафуют на очень немаленькие суммы. Но как только вы вмешиваетесь, часто этот штраф заменяют на более мягкое наказание, к примеру, устное замечание. Почему контролирующие органы так жёстко ведут себя по отношению к бизнесу? Чуть что – сразу штраф. Не можете же вы постоянно всем помогать, физически не справитесь…

— Предъявляя претензии к бизнесу в рамках плановых и внеплановых проверок, каждое контрольно-надзорное ведомство руководствуется документами, определяющими их работу, график проверок и порядок наложения штрафов. Наша задача как института – защитить интересы бизнеса во время и по итогам проверки – для этого нам даны соответствующие полномочия. Предприниматели могут пригласить нас для участия в проверке, чтобы мы оказали им своего рода моральную и профессиональную юридическую помощь – не секрет, что бизнесмены не всегда обладают соответствующим уровнем образования, чтобы оценить предъявленные к ним требования, не все знают о возможности оспорить то или иное предписание проверяющих. Мы помогаем им в этом – в ряде случаев решение удаётся оспорить, смягчив его.

Это не значит, что по нашему требованию наказание меняют на более мягкое. Просто мы представляем позицию, к которой контрольно-надзорные ведомства, чаще всего, прислушиваются. Так, за 2020 год к нам по поводу проверок обратились 14 предпринимателей, в четырёх выездных проверках мы приняли участие по заявлениям бизнеса. На днях завершилась одна из таких выездных проверок – представители Россельхознадзора побывали на одной из предприятий, производящих полуфабрикаты и мясную продукцию. По итогам проверок был найден ряд нарушений, по ним выданы предписания, часть которых институт уполномоченного совместно с владельцем будет оспаривать – мы считаем, что штрафы по отдельным эпизодам вполне можно заменить предупреждением с учётом ряда обстоятельств.

— Так же и с ремонтом дорог. Не раз после вашего обращения конкретные участки заносили в список на проведение ремонта. Почему бизнес не слышат? И здесь без вашего участия дело не сдвинется?

— Я бы сказал, что речь идёт не о том, что не слышат бизнес,– не зря дорожная тема стала одной из актуальнейших с приходом весны. Бизнесмен – такой же житель города, как и все другие: он платит налоги, в том числе и за дорогу, которая ведёт к его предприятию, организации, куда он вложил средства, работает, поддерживая экономику, создавая новые рабочие места. Согласитесь, что такой человек имеет такие же права на качественную дорогу, а не проблемы, связанные с невозможностью заказать транспорт, принять деловых партнёров, нанять новых сотрудников. Как институт защиты бизнеса мы обязаны рассмотреть любое поступающее к нам обращение.

— Кстати, не пожалели, что согласились в своё время стать бизнес-омбудсменом в Рязанской области? Не устали от постоянных «войн» и споров?

— Работа уполномоченного по защите прав предпринимателей – сложная, но интересная. Для меня, имеющего опыт работы в бизнесе, – это возможность взглянуть на вопросы работы с другой стороны, постараться помочь не как чиновник, а как коллега. Конечно, мы работаем, в большинстве случаев, с проблемами, есть и сложные ситуации, не всегда получается помочь – в бизнесе бывает всякое. Однако в абсолютном большинстве случаев права предпринимателей удаётся защитить – значит, мы работаем не зря.

ДОСЬЕ
Михаил ПРОНИН. Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Рязанской области. Окончил Рязанскую государственную радиотехническую академию. Доктор экономических наук. Руководил рядом предприятий Рязанской области. Также работал в налоговой полиции, Россотрудничестве, администрациях Скопинского и Рязанского районов. С 2013 по 2016 годы - министр промышленности, инновационных и информационных технологий Рязанской области. Женат, воспитывает сына.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Форум
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах