143

«Цензура» для продуктов. Ощущают ли рязанцы попытки сдерживания цен?

После оплаты жилья и покупки лекарств у пенсионеров на продукты остается совсем немного
После оплаты жилья и покупки лекарств у пенсионеров на продукты остается совсем немного АиФ

Каждый раз, приходя в магазин, пенсионерка Анна Васильевна сокрушается, что цены опять растут. Всё меньше и меньше можно позволить себе на скромную пенсию, хотя она у неё не самая маленькая – 13 400 рублей. Это, по меркам пенсионеров, приличные деньги. Но после внесения квартплаты и покупки лекарств, без которых никак, на еду остаётся совсем мало. Поэтому каждый перепад «ценового настроения» ощутим.

В начале марта прошла новость о том, что в России вводится постоянный мониторинг цен на потребительские товары и услуги.  Новый инструмент позволит наладить системный анализ ситуации на рынке, прогнозировать риски подорожания значимой продукции и вовремя принимать меры для сдерживания роста цен. На федеральном уровне о необходимости контролировать цены стали говорить ещё в конце прошлого года. Особую актуальность такие меры приобрели в декабре, когда резко скакнули цены на базовые продукты.

Соглашение об ограничении

Самым существенным ростом отличились два продукта: подсолнечное масло, стоимость которого увеличилась на 23,8%; и сахарный песок, который вырос в цене почти на 75%. Конечно, такой скачок ударил по кошелькам россиян, и тогда были предприняты меры – Минпромторг, Минсельхоз, крупнейшие торговые сети и производители продовольственных товаров подписали соглашение о стабилизации цен на подсолнечное масло и сахар. Эти цены будут действовать весь первый квартал 2021 года.

В министерстве промышленности и экономического развития Рязанской области нам рассказали, что в соглашениях установлен определённый предел – масло стоит 110 рублей за литр, сахарный песок – 46 рублей за кг. «Для стабилизации ценовой ситуации на потребительском рынке Рязанской области обеспечено присоединение 238 хозяйствующих субъектов, осуществляющих розничную продажу продовольственных товаров к соглашениям», – сообщили в минэкономразвития.  

«Хозяйствующие субъекты могут присоединиться к этому соглашению, это производится добровольно, – объясняет руководитель Рязанского УФАС РФ Юрий Гребнев. – Если мы видим цену выше, значит, торговое предприятие не заключило соглашения – это не является нарушением. Сами предприниматели должны быть социально ориентированы, должны понимать, что цены невозможно поднимать до бесконечности. Существуют определённые механизмы, которые разрешают органам власти вводить такие ограничения.

Удар по мелкому бизнесу

Потребителей введённые ограничения порадовали, но, как всегда, у медали есть и обратная сторона. По мнению депутата Рязанской областной Думы, председателя Торгово-промышленной палаты Рязанской области Татьяны Гусевой, эти условия больно ударили по представителям региональной торговли.

«Такие меры работают в пользу федерального ретейла. Мелкий опт и розница при таких правилах вынуждены работать в минус. Чтобы было выгодно торговать в рамках этого соглашения, надо закупать товары вагонами. К нам постоянно обращаются предприниматели, которым очень трудно работать в новых условиях, – рассказывает Татьяна Васильевна. – Из мелких магазинов исчезают товары линейки первой необходимости. Если такая тенденция сохранится, магазины шаговой доступности просто прекратят своё существование».

«В торговле должна сохраняться конкуренция. В розничной торговле не может быть монополистов, только в том случае, если есть какой-то сговор – сговоры бывают, мы следим, чтобы они не возникали, – рассказывает Юрий Гребнев. – В плане влияния на цены есть свои тонкости. Чрезмерное вмешательство в бизнес-процессы может негативно сказаться на рынке. Мы должны взвешивать, до какой степени можно применять государственную силу, чтобы не душить бизнес. При этом необходим контроль, чтобы бизнес не душил потребителя».

С одной стороны, оставлять цены без контроля, полностью отпуская в свободное плавание по волнам рынка, нельзя. С другой стороны, искусственное регулирование всегда влечёт за собой неоднозначные последствия. Неизвестно, как отреагируют потребители – ограничение может простимулировать спрос, а значит, цены снова устремятся вверх.

Социально значимые продукты

«Вместе с правительством области мы проводим ежедневный мониторинг цен на социально значимые продукты питания, – рассказывает Юрий Гребнев. – Есть перечень товаров, которые мы регулярно проверяем. В список входят сливочное масло, хлеб, рис, пшено, рыба, соль, чай, мука, морковь, другие необходимые продукты, конечно, гречка – символ нашего понимания о запасах. Опасения вызывал рост цен на два продукта, по которым были предприняты меры. Остальное пока в пределах разумного. Конечно, наблюдается сезонный рост на определённые категории товаров, но это закономерное ежегодное повышение. Мы проводили проверку, никаких спекулятивных действий не выявили».

«Фиксируемый рост потребительских цен на товары является следствием повышения цен у производителей и поставщиков из-за увеличения издержек производства, связанных с удорожанием сырья, энергоносителей, расходов на логистику, колебаний курса валют, а также нестабильностью мировой экономики», – пояснили нам в министерстве экономического развития. Понятно, что цена на яблоки в марте будет существенно отличаться от августовской или сентябрьской. Это касается и других овощей и фруктов – есть объективные причины, обусловленные сезонностью. Главное, чтобы только это влияло на цены, а не желание продавцов нажиться.

Потребителям трудно анализировать, что именно влияет на изменение цен, а вот то, что в кошельках после покупки товаров остаётся всё меньше и меньше, они вынуждены анализировать. Люди, которых на официальном языке принято называть «малообеспеченной категорией граждан», ходят в магазины, подсчитывая каждый рубль. Даже небольшая разница в цене для пенсионеров существенна.

«Раньше я объезжала все магазины, где есть акции – это давало шанс купить нужные товары хоть немного подешевле. Сейчас такой возможности нет – страшновато ездить в общественном транспорте из-за коронавируса. Да и зима в этом году не располагает к прогулкам – везде лёд, снег, в автобус с палочкой сесть трудно – боюсь упасть. Так что хожу одним проверенным маршрутом, недалеко от дома. Приходится приспосабливаться, – говорит пенсионерка Анна Васильевна Николаева. – Научилась готовить из минимума продуктов, откровенно говоря, практически из ничего. Главное, чтобы всегда было подсолнечное масло, мука и соль – этого достаточно, чтобы испечь оладушки, блинчики, пирожки. Так и выживаем».

Комментарий

«На потребителя ограничительные меры могут подействовать непредсказуемо. Это может послужить стимулом для нездорового ажиотажа, – считает председатель правления Рязанской единой ассоциации защиты прав потребителей «Человек» Олег Попов. – Люди порой делают такие выводы – если цены регулируют, значит, скоро будет дефицит. Это может повлечь увеличение спроса. Мне вспоминается случай из посёлка Борки – эвакуировали бабушку, которая прожила некоторое время на чердаке залитого половодьем дома. У неё вывезли шесть лодок продовольствия – она все свои деньги вложила в закупку продуктов. Там были сахар, соль, крупы, макароны. На вопрос, зачем одной бабуле столько всего, она ответила: «А я не верю в стабильность в нашей стране». Вот это неверие в то, что завтра будет всё хорошо, влияет как на поведение потребителей, которые скупают всё, что надо и не надо, так и на поведение недобросовестных участников рынка. Я не думаю, что мы не можем обеспечить продовольствием себя. Считаю, что любое вмешательство в торговую деятельность в виде ограничений создаёт определённую напряжённость в обществе. У людей срабатывает подсознание: если начинают регулировать, значит, что-то произойдёт».

Позиция Гусевой

Чтобы держать цены под контролем, необходимо начинать с монополистов, с крупных участников рынка.

А чтобы потребитель не страдал от всех перепадов, необходима поддержка. Уже давно говорят о планах ввести карточки для беременных и кормящих мам. Вот уже лет пять я слышу эти разговоры, но дальше планов дело так и не пошло. В отношении мелкого бизнеса тоже важна государственная помощь. Программа Торгово-промышленной палаты «Забота» – поддержка и для местных производителей, которые не могут работать с крупными сетевыми магазинами, и для потребителей, которые могут покупать товары по более низким ценам. По моему мнению, надо контролировать федеральный ретейл. В крупных сетевых магазинах накрутки составляют 60 –100%, все акции проводятся за счёт покупателей. На западе крупные супермаркеты окупаются примерно 10 лет, а у нас – около полутора. Понятно, за чей счёт это происходит.

Татьяна Гусева, депутат Рязанской областной Думы, председатель Торгово-промышленной палаты Рязанской области

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Форум
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах