aif.ru counter
642

«Важняк» Мезин: от строительства подводных лодок до раскрытия уголовных дел

Александр Ефанов / АиФ-Рязань

Весной 1993 года в одной из мурманских газет вышло объявление: «Приглашаем на работу в УВД Мурманской области лиц с высшим образованием…» В те времена был большой отток людей из органов, поэтому руководству управления приходилось регулярно восполнять штат сотрудников. На приглашение откликнулись многие, среди них инженер-механик, строитель аппаратов для подводных лодок Андрей Мезин. Именно там, в Заполярье, началась карьера одного из лучших следователей рязанского Следственного комитета.

Спустя два года молодой следователь перевелся из Мурманска в Рязань и продолжил службу сначала в Московском РОВД, а потом в Следственном управлении МВД. Ну а когда в 2007 году ему предложили перейти в Следственный комитет, согласился не раздумывая.

«В первую же неделю меня, следователя тогда еще единого отдела по Рязани, назначили дежурным по Московскому району, — вспоминает заместитель руководителя отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Рязанской области Андрей Мезин. — Ну и началось: дела, выезды ночные, выезды дневные. Бывало по пять-шесть выездов в сутки — нагрузка в Следственном комитете непомерная. Люди работают по 12-14 часов ежедневно, в том числе в выходные и праздничные дни. Только представьте: восемь уголовных дел и 20 материалов проверки в месяц. За полмесяца я сразу сбросил килограммов пять».

Убийца с «просветлениями»

«В основном приходится общаться, конечно, с нормальными людьми: свидетелями, потерпевшими, — продолжает Андрей Афиногенович. — С подозреваемыми общения не так много по времени: допрос первоначальный, предъявление обвинений. Если он не дает показаний, так вообще минимум общения. Но приходится уговаривать, убеждать, что в принципе, лучше признаться, раскаяться, снять камень с души. Кто-то на это соглашается, а кто-то занимает агрессивно-оборонительную позицию, пишет жалобы на следователей, оперативников».

Так, у одного рязанца по фамилии Бочков умер отец, и в «минуты скорби и страданья» он отправился добывать деньги. Зашел в кафе, где стояли игровые автоматы, и познакомился там с мужчиной, к которому вскоре отправился в гости, в карты играть. Пока играли, успели повздорить, и Бочков нашел два ножа и раз двадцать ударил ими своего нового знакомого. Бил так, что вся квартира была в крови.

Приходится уговаривать, убеждать, что лучше признаться, раскаяться, снять камень с души. Кто-то на это соглашается, а кто-то занимает агрессивно-оборонительную позицию.

Видимо, в какой-то момент у него в мозгу просветлело, и он начал с домашнего телефона вызывать «скорую». Представился и доложил: «Бочков Алексей Викторович, ножевое ранение». А потерпевший был еще жив, на записи было четко слышно, как он называет Бочкову свой адрес для «скорой». В общем, медиков вызвал, положил трубку, и здесь просветление у него закончилось. Он запер изнутри дверь и с третьего этажа по балконам, как скалолаз, стал спускаться вниз. Поскользнулся на козырьке, сорвался и сломал руку.

Приехала «скорая», милиция, но дверь никто не открывал, они и уехали. Потом, когда участковый нашел под балконами Бочкова, пришлось другую неотложку вызывать.

«Наконец открыли дверь, а хозяин уже умер, — рассказывает Андрей Мезин. — Причина смерти — массивная кровопотеря. Если бы первая «скорая» попала в дом, можно было человека спасти. В то же время, несмотря на очевидные доказательства, Бочков так свою вину и не признал. Жалобы продолжал писать, даже когда его осудили на 12-13 лет. Жаловался на следователей и судей, которые, по его мнению, сфальсифицировали дело».

Незабываемая троица

«Первую сотню обвиняемых, дела по которым ушли в суд, я помню пофамильно каждого, независимо от значимости дела, — говорит Андрей Афиногенович. — Остальных стал подзабывать. Конечно, есть уголовные дела, которые остаются в памяти, но не потому, что тот или иной жулик — какая-то незаурядная личность, а в связи с продолжительностью расследования. Алфосов, Вышинский, Тесленко… Ну разве я их когда-нибудь забуду?»

Дела о коррупции в рязанской ГИБДД, пожалуй, одни из самых громких в карьере Мезина за последние два-три года. Вся страна помнит кадры оперативной съемки, где мелькают лицо, пузо и руки Алфосова, которые подгребают к себе полумиллионную взятку. А по мере расследования, «всплыли» и два его бывших зама — Игорь Тесленко и Валерий Вышинский, которые, по версии следствия, в общей сложности получили взяток на 2,5 миллиона рублей: за «красивые» номера, продвижение по службе и прочее.

«По моему мнению, доказательств по делу было собрано достаточно, — считает заместитель руководителя отдела по расследованию особо важных дел. — Я старался с ними строить нормальные отношения, но было видно, что эти люди не будут сотрудничать со следствием. Тесленко сначала дал признательные показания, был допрошен в качестве свидетеля. Вот, говорит, меня Алфосов и Вышинский заставляли, и я эти деньги собирал, передавал им. Потом срочно уехал в Ставропольский край, хотя ему была избрана мера пресечения — обязательство о явке. Так срочно, что даже не стал закрывать свой больничный. А после этого написал заявление на имя руководителя УМВД, Следственного комитета, что его пытали, и якобы поэтому он дал такие показания, и просит считать их недействительными. Ну и ничего лучшего не придумал, как отдать эти заявления Вышинскому, который вместе со своим рапортом на имя Агошкова с просьбой разрешить ему выезд заграницу, направил для вручения через своих лиц. Но оперативники перехватили эти документы, и их в качестве вещдоков приобщили к материалам дела.

Алфосов, Вышинский и Тесленко на суде.
Алфосов, Вышинский и Тесленко на суде. Фото: АиФ-Рязань/ Александр Ефанов

Кстати, по поводу выезда заграницу. Согласно должностному регламенту, сотрудники полиции, которые желают выехать за рубеж, должны получить разрешение у начальника УМВД. Но Вышинский в конце марта 2012 года отправился на отдых в ОАЭ со своей знакомой девушкой без этого разрешения. Для него это не было препятствиям, поскольку и Алфосов, и Вышинский — это люди тогдашнего начальника УМВД Агошкова, который и пригласил их на работу. Вернулся Вышинский из эмиратов в начале апреля, уже после того, как Алфосова задержали, вот и пытался задним числом оформить разрешение».

Пример для взяточников

«Что касается поведения на допросах, то Вышинский показания давал противоречивые. И это мягко сказать, — вспоминает Андрей Мезин. — На одном допросе одно скажет, на другом — другое. Отрицал очевиднейшие факты, которые отрицать в принципе не стоило бы. Алфосов вообще никаких показаний не давал под предлогом плохого состояния здоровья. А если он и изъявлял желание что-то сказать, то три его адвоката все никак не могли собраться вместе, то одного не было, то другого».

«Кстати, в отношении всех троих обвиняемых была проведена психолого-судебно-психиатрическая экспертиза, — продолжает Андрей Афиногенович. — Я почитал все эти заключения, понаблюдал за обвиняемыми в ходе следствия, и у меня сложилось впечатление, что они на 100 процентов отражают индивидуальные психологические особенности обвиняемых. Так вот, экспертиза по Вышинскому выявила, что он обладает «хитростью, склонен к казуистическому мышлению, не прислушивается к чужому мнению, настаивая на своем, даже если оно ошибочное».  Примерно то же самое и у Алфосова: «авторитарен, ставит свое мнение превыше всего». Но между тем, все трое обладали юридическими познаниями. У Алфосова высшее юридическое образование, у Вышинского… Он себя представлял как «кандидат юридических наук». Когда сотрудники собственной безопасности проводили проверку по факту выдачи ему этого диплома и выплаты надбавок, то попросили Вышинского назвать тему диссертации. Он и назвал «Роль суда присяжных в феодальной Испании в вестготский период».

Я уже потом запросил тему, оказалось «Государственное устройство в феодальной Испании». Что касается суда присяжных, то, насколько мне известно, вестготский период — это 3-7 век до нашей эры, а суды присяжных появились впервые в Англии в 12 веке».

Сейчас «гибддэшная троица» приговорена к различным срокам лишения свободы — от 4,9 до 5,3 лет и миллионным штрафам.

Остается только одно: все следователи, прокуроры и судьи должны просто честно делать свою работу. Тогда и будет порядок.

В ожидании приговора гаишники пребывали в СИЗО. Вышинского к тому моменту давным-давно уволили из органов МВД из-за «утраты доверия». Повлиял на эту самую утрату эпизод с топливными карточками. Он получал их, использовал в личных нуждах, но руководству об этом не сообщил, что и явилось основанием для его увольнения. А вот Алфосов продолжал числиться начальником рязанского ГИБДД. Он, конечно, был отстранен от должности, зарплату не получал и содержался в изоляторе за счет государства: его кормили, давали ночлег, кров и охрану.

Объем уголовного дела по коррупции в рязанской УГИБДД — более 80 томов.
Объем уголовного дела по коррупции в рязанской УГИБДД — более 80 томов. Фото: АиФ-Рязань/ Александр Ефанов

Когда следователям пришли характеристики из СИЗО на всех троих арестантов, то выяснилось, что у Вышинского и Тесленко — она удовлетворительная, а вот у Алфосова — отрицательная. Один раз даже полковник УГИБДД был помещен в ШИЗО за неподчинение сотрудникам изолятора. Но при всем при этом, чувствовали они себя в СИЗО, конечно, не так как общеуголовные заключенные. Все сотрудники полиции, других правоохранительных органов находятся немного в более привилегированном положении. Правда, не понятно почему.

Но был в этом коррупционном деле и другой персонаж — инспектор по особым поручениям Алексей Кристелев, который в общей сложности получил со своих подчиненных один миллион рублей. В ноябре 2013 года его приговорили к штрафу в размере 9 миллионов рублей. Говорят, что выплатил он все сразу после оглашения приговора.

«Считаю, что Кристелев понес заслуженное наказание, — говорит Андрей Мезин. — Это как раз пример для других взяточников. С самого начала он раскаялся, видно было, что человек искренне переживает, поэтому стал сотрудничать со следствием. Штраф в принципе, ниже низшего, потому что по совокупности преступлений, наказание могло быть и до 50 миллионов. Получил взятку на миллион — отдал государству девять».

«Просто честно делать свою работу»

Однажды, в перерыве судебного заседания по продлению стражи обвиняемому во взяточничестве чиновнику, его жена, в эмоциях заламывая руки, рассказывала о том, какой ее муж замечательный человек. Что не мог он взять эти злосчастные сотни тысяч рублей. И в какой-то момент, обращаясь к одному из следователей, произнесла: «Я только тогда вам поверю, когда увижу Провоторова на скамье подсудимых».

Вся Рязань следила за многолетними перипетиями этого дела, и возмущалась, что вроде бы вот, на кладбище в Рыбновском районе два холмика, где похоронены дети. А вот — преуспевающий и довольный жизнью чиновник Федор Иванович.

В течение нескольких лет это дело вели разные «важняки» — все профессионалы, но закончилось всё истечением срока давности. Выходит, можно уйти от наказания?

«Единственное, что нам остается — честно делать свою работу, — считает Андрей Мезин. — Но в работе любого следователя, выполненной честно и объективно, всегда можно найти ошибку. Я в этом уверен и убежден на сто процентов. И зацепившись за эту ошибку, любой подозреваемый или обвиняемый может уйти не только от наказания, но и от уголовной ответственности тоже. Я не знаю, как с этим бороться, не вижу никаких вариантов. Кроме закона, который весьма и весьма не совершенен, есть еще и человеческий фактор — все эти просители, попросители… — У меня было дело в 1999 году по Радиоуниверситету. Тогда отменили набор курсантов в военные вузы и все абитуриенты бросились туда. И вот ответственный секретарь приемной комиссии завел себе толстую записную книжечку, где аккуратно указывал: фамилию абитуриента, фамилию того, кто за него просил, какие оценки нужно выставить и какие в итоге были выставлены, какая специальность, на какую перебросить. И там было порядка 150 абитуриентов. И люди, которые там были отмечены как «просящие» — от замначальника УФСБ, замначальника УМВД до замов губернатора, руководителей отделов администрации области. Но ведь все прекрасно понимают, что всё это незаконно. Кстати, и зампрокурора области тоже там фигурировал. В такой ситуации остается только одно, все следователи, прокуроры и судьи должны просто честно делать свою работу. Тогда и будет порядок.

Кстати
В настоящее время в производстве замруководителя отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Рязанской области Андрея Мезина находится дело в отношение экс-заместителя председателя регионального правительства Дмитрия Андреева. Чиновник подозревается в получении взятки в особо крупном размере.

Комментарий руководителя

Руководитель отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Рязанской области Андрей Карнов:

Руководитель отдела Андрей Карнов
Руководитель отдела Андрей Карнов Фото: АиФ-Рязань

В жизни Андрей Мезин — это пример, каким должен быть следователь. Фактически дай ему любое дело, и оно будет ему по плечу, потому как помимо профессиональной подготовки у него есть жизненный опыт и умение общаться с людьми.

И может это звучит громко, но он по-настоящему предан делу. Бывает так, что ночью просыпается, и думает, упустил там что-то или не упустил. Летит на работу и убеждается, что все в порядке. Очень творческая личность, которая нестандартно всегда подходит к сложившейся ситуации. И ко всему прочему, скромность такая, что порой удивляешься, человек достигает таких результатов и не склонен лишний раз дать интервью или показаться в телевизоре.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах