aif.ru counter
123

Есть ли у Рязани свое лицо?

Почему не стоит называть улицы в честь конкретных людей?

Появится ли в областном центре Переяславский район? Можно ли избавить мемориальные доски на домах от соседства с рекламой? Нужно ли менять паспорт в случае переименования улицы?

На эти и другие вопросы редакции отвечает председатель рязанской топонимической комиссии Николай Булычёв.

Возвращаемся к истории

— Николай Александрович, топонимическая комиссия в своё время вернула 18 улицам дореволюционные названия. Нуждается ли город в каких-то переименованиях на данный момент?

— В первую очередь, заниматься нужно центральной частью города, где за годы советской власти 90% улиц назвали по-новому. Среди восстановленных нами наименований — Соборная, Вознесенская, Введенская, Николодворянская, Право-Лыбедская и так далее. В списке ещё 25 улиц. В 1993 году бывший мэр города Валерий Рюмин дал распоряжение к 900-летнему юбилею Рязани вернуть исторические названия в центре. Мы успели тогда поработать с 8 улицами. Дальше уже постепенно перечень пополняли. Уже прошло то время, когда мы действовали смело. Сейчас идёт сильное противодействие со стороны нового поколения, которому по большей части всё равно, на какой улице жить. Молодые люди не связывают название с историческим происхождением.

— То есть работать нужно в первую очередь с названиями, которые остались от эпохи СССР?

— Процесс смены названий улиц начался в Рязани в 1919 году и продлился аж до середины 80-х. Нам часто оппоненты говорят, мол, не ворошите прошлое, зачем покушаться на историю… Но ведь коммунисты, когда пришли к власти в 1917 году, сами поменяли всё в одночасье. Это тоже покушение, не так ли? Во многих регионах идёт восстановление дореволюционных названий. В Ульяновске, на родине Ленина, центральную площадь теперь снова называют Соборной, представляете? А была-то площадью Ленина! У нас этот процесс пока заторможен. Последний раз мы вернули историческое название улице Семинарской в 2006 году. Тогда, кстати, мы проводили опрос среди жителей. Нас восприняли в штыки. Улица называлась в честь Ивана Каляева. И никто не знал, кто это такой. Мы объяснили. В итоге люди согласились с тем, что лучше улицу назвать Семинарской, как это было раньше. После 2006 года подвижек не было. Но, надеюсь, скоро начнутся. Вообще, мы категорически против того, чтобы называть улицы в честь каких-то людей. Хотя нам это навязывают. За годы советской власти появились улицы Ленина, Дзержинского, Куйбышева, хотя они никакого отношения к Рязани, по сути, не имеют. И это было повсеместно. Города обезличились. А мы считаем, что каждый населённый пункт должен иметь свою изюминку, поэтому к наименованиям подходим внимательно.

По рассказам старожилов

— Переименование улиц ведёт за собой смену табличек-аншлагов, паспортов, юридических адресов… Вы как-то просчитываете эту сторону своей деятельности?

— Таблички менять приходится однозначно сразу. А вот адрес прописки — не обязательно. Мы изучили опыт других городов. Везде получалось так, что документы нужно обновлять только в случае продажи жилья. А до этого момента можно жить спокойно.

— Город постоянно растёт, строятся жилые кварталы. Появятся ли на карте новые улицы? И как вы будете придумывать им названия?

— Периодически в Рязани происходят строительные бумы. Пока что небольшое затишье в этом плане, потому что компании уплотняют застройку в центре. Соответственно, на окраинах новые улицы не появляются. Но планируются ещё микрорайоны в Канищеве и Песочне. Когда мы выбираем название, проводим выездное заседание комиссии. Осматриваем местность, общаемся с населением близлежащих территорий, работаем в архивах. С потолка ничего не берётся. Мы не хотим, чтобы город обезличился.

Не так давно, например, в новом микрорайоне между Канищевом и Недостоевом выбирали названия для двух улиц. Нам старожилы рассказали, что, оказывается, эти места давно называются Княжье поле. А всё потому, что там были княжеские конюшни и паслись лошади. Так одна улица и стала именоваться — Княжье Поле. Ещё пример — Митин Лоск. Лоском раньше называли овраг. И в одном из них жил отшельник Митяй. А местные таким образом увековечили память о нём. Сейчас овраг вообще засыпали, поэтому не сомневались даже, что название подойдёт. Или, допустим, примеры из другой части города, Песочни. Есть «вкусные» названия — улицы Малиновая и Земляничная. Когда поступил запрос, мы поехали на место, а там — лощины, кустарники. Жители рассказали, что всегда приходили туда за земляникой, которой было очень много. А заросли оказались малиной. Так названия и возникли. Недавно спрашивали у тех, кто сейчас там поселился, нравятся ли они им? А одна из женщин сказала: нравится настолько, что даже специально малину на участке высадила. Приятно, конечно, получать такие отзывы.

Проблемы от рекламы

— Слышала, что у топонимической комиссии была идея как-то увековечить старое название нашего города — Переяславль-Рязанский. Как именно?

— Рязанью город стал именоваться с 1778 года. До этого он был просто Переяславлем, а потом — Переяславлем-Рязанским. Я горячий сторонник того, чтобы наш самый первый топоним как-то отметить на карте. Мы предлагали разные варианты. Думали, чтобы назвать какую-то улицу Переяславской. Но переименовать что-то в центре мы не можем. А на окраине делать это нелогично, потому что исторически городские территории развивались вблизи Кремля. Хотели заменить название Советского района, но тоже не получилось. 19 лет назад Рязань разделили на 50 микрорайонов, среди которых есть Центральный. Вот одна из последних идей — переименовать его. Потомки должны как-то сохранить память о том, что в течение семи веков наш город был Переяславлем-Рязанским.

— На Первомайском проспекте мемориальная доска Надежде Чумаковой висит среди рекламных вывесок… Неужели нельзя ничего с этим поделать? Нет никаких правил размещения рекламы рядом с такими досками?

— Это наша боль. Топонимическая комиссия занимается установкой мемориальных досок, памятных знаков. И доску Надежде Николаевне повесили тоже мы. А так как Чумакова для нашего города — человек непростой, то мы объявляли конкурс. Автором победившего проекта стал скульптор Борис Горбунов. В прошлом году он ушёл из жизни. И в этой доске он увековечил не только Надежду Чумакову, но и себя. А теперь мемориал потерялся среди рекламы. К сожалению, нормативов никаких нет. А в законе «О рекламе» ничего на этот счёт не указано. Это, кстати, не единственный случай. У нас стоит задача в начале центральных улиц повесить доски с информацией о том, в честь кого и почему дано наименование. На улице Кудрявцева до сих пор доски нет. Как раз по причине того, что там слишком много рекламы. Просто невозможно найти свободное место. Нам остаётся только увещевать хозяев фирм. Но это не всегда эффективно. К слову, новые мемориальные доски появляются часто, практически каждый месяц. Мы проверяем всё до последней буквы, прежде чем разместить их на фасадах. Но бывает и такое, что кто-то вешает что-то без нашего ведома, а это неправильно. А потом ещё оказывается, что там грамматические или исторические ошибки. И это грустно. Но надеемся, что таких случаев у нас в городе больше не будет.




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. В Рязани построят крематорий?
  2. Что делать, если в банке навязывают услуги?
  3. Контролируют ли полигон в Турлатове?
  4. Зачем городские автобусы передали УРТ?
  5. Как быть, если получил некачественную медицинскую услугу?
Самое интересное в регионах
Роскачество