aif.ru counter
125

Биография командира. Для ветеранов нужнее всего простое человеческое участие

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. АиФ-Рязань 08/05/2013
Фото: Александр АБРАМОВ

Рязань, 13 мая – «АиФ-Рязань». Но ни дня ему не довелось трудиться учителем начальных классов. Комсомольский актив рязанской молодёжи бросили на подмогу старшим товарищам. А едва комсомольцу Макееву исполнилось 18 лет, он подал документы в Рязанское пехотное училище. И уже в апреле 1943 года на станции Касторная Курской области парнишку, успевшего только примерить лейтенантские погоны, назначили командиром миномётной роты…

Накануне празднования 68-й годовщины со Дня Победы почетный гражданин Рязани и Рязанской области, председатель Рязанского городского совета ветеранов Иван Макеев стал гостем редакции «АиФ-Рязань».

Приказ есть приказ…

- Иван Степанович, какими вам запомнились первые дни на фронте?

- Помню сильное чувство ответственности, желание не ударить в грязь лицом, не подвести своих товарищей. Может быть, это и приметили во мне старшие офицеры, когда назначили меня командиром роты, хотя я тогда даже опешил от такого поворота. Но приказ есть приказ.

- И как в качестве командира восприняли вас солдаты, многие из которых были старше вас?

- Мы все тогда были на равных. Многому ли можно научить мальчишек за четыре месяца на ускоренных курсах? Разве лишь тому, с какой стороны подойти к миномёту, чтобы руки не оторвало. Я старался не допускать панибратства, но в то же время с солдатами у меня сложились хорошие отношения. А уже в первом бою, за Харьков, стало ясно, кто чего стоит, на кого можно положиться. И неважно было, сколько тебе лет.

Пожалуй, как раз после этого сражения ко мне стали относиться как к настоящему ротному командиру.

Хотя, конечно, случаи бывали разные. После битвы за Харьков, в которой погибло немало наших бойцов, к нам в роту стали присылать людей из тюрем. Когда проходили наши деревни, за ними нужен был глаз да глаз. Норовили то телёнка украсть, то овцу… Понятно, что с питанием в роте было плохо, но не воровать же из-за этого! И наказывать кого-то бесполезно. Всё равно нам вместе в бой, и каждый из нас может погибнуть… Перевоспитать таких людей можно было только со временем, когда на примере своих товарищей они начинали что-то понимать, чего-то стыдиться. И мне тогда за таких солдат краснеть приходилось уже реже.

Начало мирной жизни

- В 1944 году, после тяжелого ранения и долгого лечения в госпитале, вас направили в Чучково, в районный комитет комсомола. И снова вам пришлось браться за руководящую работу… Как привыкали к мирной жизни?

- По правде говоря, в Чучково и руководить-то особо было некем, все кадры ушли на фронт. Тем не менее, там я прижился и через некоторое время продолжил карьеру в Сараевском районе, уже в качестве 1-го секретаря райкома комсомола. Случилось это, к слову, с лёгкой руки тогдашнего 1-го секретаря Рязанского обкома КПСС Алексея Ларионова. Встретились мы с ним, когда его машина проезжала по району, а я был на обходе полей. Разговорились. Он поначалу не поверил, что 20-летний парень не просто шатается тут без толку, а занят делом. Сказал, раз правду говорю, стало быть, ошибки во мне нет и смогу пойти дальше. И уже скоро перевел меня в Можары, а потом отправил в Липецкую область обучаться свиноводству. Так что приноравливаться к мирной жизни мне не пришлось. Главное было трудиться на совесть.

- А где встретили 9 мая 1945 года?

- В деревне Протасьев угол Чучковского района, где тогда жила моя семья. В шесть утра один из местных колхозников, радиолюбитель, услышал новость по радио. И тут же она разнеслась по всей округе. Когда же в девятом часу утра пошли звонки в райком из Рязани, мы все уже знали – пришла Победа! Вот только праздника не было, слишком много слёз было пролито… Из Протасьева угла на войну ушло больше полутора сотен мужчин. Вернулись с фронта человек пятьдесят.

Достаточно тёплого слова…

- С 1987 года вы возглавляете городскую ветеранскую организацию. И так же, как и в прежние годы своей работы, нередко общаетесь с представителями власти. Вот только и времена нынче другие, и сегодняшние чиновники отличаются от своих предшественников… Как вы считаете, отразились ли эти перемены в обществе на отношении к ветеранам?

- Мне не хотелось бы никого критиковать, но есть одна не самая хорошая тенденция. О ветеранах сегодня вспоминают 9 мая и 23 февраля. А ещё в канун очередных выборов. Тогда обязательно приедет кто-то из депутатов и скажет, мол, давай, Степаныч, собирай активистов…

Жаль только, что в остальные дни такого внимания ждать не приходится. А ведь теплое слово, задушевная беседа нужны пожилым людям не только в праздники. Не так уж много нас осталось. И мы ничего не просим, разве что простого человеческого участия. Вот этого прежде, как мне кажется, было всё-таки больше.

При этом я понимаю, что с нами, стариками, бывает очень непросто. Сам постоянно общаюсь со сверстниками и бывает так, что хочется даже прервать человека, а он всё говорит и говорит тебе о своих бедах. Но нужно быть терпеливым. Раз уж у меня это получается, думаю, что у молодых должно получаться ещё лучше.

Хочу рассказать о таком случае. Однажды, лет восемь тому назад, когда пенсии у ветеранов были ещё очень скромными, пришёл ко мне участник войны и принёс с собой… ружьё. Сказал, что столько обид ему пришлось вынести, что мочи его больше нет, вот он и вооружился, и обижать себя больше не позволит… Долго мы с ним сидели и разговаривали. А в конце нашей беседы он встал, убрал ружьё и сказал только: «Прости дурака, Иван Степанович. На всю жизнь ты меня научил…» Так что к каждому можно найти свой подход.

- Как вы относитесь к нынешней молодёжи?

- Молодёжь у нас разная. Есть, к сожалению, молодые люди, не видящие и не ценящие чужого труда. Но и есть и хорошие ребята, для которых такие понятия, как ответственность, уважение к людям – далеко не пустой звук. И когда я вижу такую молодёжь, я верю – у нас есть будущее.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах