Примерное время чтения: 16 минут
109

Между городом и селом. Что молодёжь Рязанской области выбирает сегодня?

Василий Вознюк / личный архив

 

Поверьте, не стоит торопиться сразу отвечать, мол, конечно, выбирает город. Ситуация на селе сегодня значительно изменилась.

Как именно, рассказывает наш гость – руководитель экспертно-аналитического центра Российского союза сельской молодёжи Наталья ФЕДЯКОВА.

Тренд обратного движения 

Александр Мысовских, «АиФ-Рязань»: Наталья Михайловна, давайте сразу в начале беседы развеем миф, что, мол, молодёжь бежит из села в город. Да, не все остаются. Но ведь и нельзя сказать, что бежит?

Наталья Федякова: Я бы сказала, что период тотального бегства молодёжи из села давно прошёл. Сегодня, безусловно, есть процесс переезда молодёжи в города. И он естественный, потому что молодёжь ездит туда, чтобы учиться, осваивать профессию, повышать свой личностно профессиональный уровень. И от этого мы никуда не уйдём. В то же время есть очень серьёзный тренд обратного движения, когда ребята, набравшись опыта, став профессионалами, возвращаются. И более того, есть множество примеров, когда в сельскую местность охотно приезжают жить и работать те молодые люди, которые родились и выросли в городе.

Картина сильно изменилась за последние годы. Если 15 лет назад, когда я сама училась в аграрном вузе, странные разговоры, что, мол, ребята, надо ехать поднимать село, действительно не находили отклик в нашей аудитории. Из выпускников нашего аграрного вуза трудоустраивались на селе по профессии единицы. А ныне молодёжь достаточно прагматично воспринимает информацию: сегодня не надо поднимать, надо развивать, встраиваться в те процессы, которые идут на селе. Если молодой человек видит перспективу, видит, что он востребован, что есть хорошая зарплата, он пользуется этой возможностью.

– А что молодёжь сегодня держит на селе? Вопрос-то дискуссионный. Одни говорят, что АПК сегодня на большом подъёме, другие показывают в сторону разваливающихся деревень – ведь не везде есть крупные хозяйства.

– К разговору про разваливающиеся деревни: давайте будем реалистами – сегодня в тех населённых пунктах, которые действительно можно назвать разваливающимися зачастую уже нет молодёжи. Её там нет уже 10–15 лет. Основная часть молодых людей живёт в тех населённых пунктах, где проживают более 500 жителей, где есть школы, где есть детские сады, где есть жизнь.

Да, действительно, агропромышленный комплекс на подъёме. Это сегодня неоспоримый факт. АПК уже давно – не депрессивная отрасль экономики. С другой стороны, аграрный сектор сегодня не всегда определяет благополучие села. Не везде есть крупные аграрные предприятия. Но даже там, где они есть, нет гарантии 100-процентной занятости населения: где раньше работали сто человек местных жителей, сегодняшние технологии позволяют привлекать десять человек и производить даже больший объём продукции. Это тоже определённая проблема обеспечения занятости сельского населения, которая сегодня стоит не только перед нашей страной, но и во всём мире.

– И как решить эту проблему?

– Ответить на этот вопрос непросто. Но, смотрите, надо понимать, что сельская местность сегодня – это уже давно не только сельскохозяйственное производство. Есть и другие возможности для развития села. Например, недавно был принят федеральный закон о сельском туризме, который даёт возможность активного развития этого направления деятельности в ближайшие годы. И это как раз может быть очень интересно молодёжи и очень перспективно для развития как раз сельских населённых пунктов, где нет крупных аграрных предприятий.

Также не стоит забывать о тех возможностях развития бизнеса, которые появились относительно недавно в нашей стране, в том числе и для молодых людей. В своё время Российский союз сельской молодёжи выступил с инициативой создания программы поддержки начинающих фермеров. Мы озвучили её в 2010 году. Реализуется программа с 2012 года. На сегодняшний день грантов начинающим фермерам уже нет, но есть система мер поддержки. Она преобразовалась и расширилась. И даже не обязательно иметь зарегистрированное фермерское хозяйство, чтобы получить грант до шести миллионов рублей. Есть много других возможностей, которыми может воспользоваться молодой человек, если захочет развивать свой бизнес на сельской территории.

Как решают вопрос с жильём

– Напомните, какие условия в рамках разных программ сегодня создают для молодых специалистов, которые остаются работать на селе.

– Если возвращаться к поддержке именно молодых специалистов аграрной отрасли, то, конечно, ключевой вопрос здесь – помощь в строительстве и приобретении жилья. Эта мера поддержки, которая в том числе актуальна и для работников социальной сферы. На сельских территориях выделяются социальные выплаты на строительство и приобретение жилья. Размер социальных выплат – до 70 процентов от стоимости такого жилья. Мера поддержки очень востребованная. Мой опыт говорит о том, что именно эта программа, именно эта возможность для очень многих молодых специалистов, в том числе горожан, является определяющим фактором при выборе сельского образа жизни.

Но здесь есть, конечно, ложка дёгтя, потому что ранее, до 2019 года включительно, у нас в Рязанской области было более комфортно, так скажем, для молодёжи. Были более комфортные для ребят правила предоставления этих выплат: они составляли до 90% от стоимости жилья. На сегодняшний день сумма меньше. И это, конечно, не очень правильно, на мой взгляд. Наверное, стоит подумать над возвращением ранее действующих преференций. Но в то же время 70% – это не так уж и мало. С другой стороны, мы понимаем, что уменьшив размер социальной выплаты для каждого конкретного участника, мы увеличиваем количество этих участников, несмотря на удорожание строительства. Другими словами, есть определённые весы в этом вопросе.

Если дальше говорить о мерах поддержки, то вот как раз с 2020 года появилась ещё дополнительная альтернативная программа сельской ипотеки, которая получила большую известность. К сожалению, на данный момент тоже не в полной мере она качественно реализуется, на мой взгляд. Потому что очень сложно получить данный кредит на строительство своего дома. Чаще всего банкам удобнее выдавать сельскую ипотеку на покупку квартиры. Из-за этого имеет место не очень правильное расходование данных средств.

Сам по себе механизм сельской ипотеки достаточно интересен и действительно востребован у молодёжи.

К примеру, рядом с Рязанью стоят новостройки, которые формально находятся на территории Рязанского района. Молодёжь брала сельскую ипотеку на покупку квартир в этих новостройках, фактически не проживая на селе. Конечно, можно за них порадоваться, но из-за этих семей многие молодые семьи не смогли получить те же самые социальные выплаты на строительство жилья в отдалённых сёлах Рязанской области. Это, конечно, не очень правильно. Мы эти проблемы в Российском союзе сельской молодёжи тоже поднимаем. Уже добились определённой коррекции программы в сторону именно села и сельских территорий, но будем продолжать эту работу. В любом случае, сам по себе механизм сельской ипотеки он достаточно интересный и действительно востребован у молодёжи.

– Ещё, если не ошибаюсь, выплачивают пособия молодым специалистам на селе.

– Да, есть региональная программа поддержки, в рамках которой молодым специалистам АПК выплачивают ежемесячные пособия. Более 90 тысяч рублей получает молодой человек, если трудоустроится по своей полученной специальности на предприятия АПК Рязанской области. Причём это не только сельскохозяйственное производство, это и предприятия пищевой и перерабатывающей промышленности. И порядка пяти тысяч рублей – ежемесячная доплата к заработной плате в течение первых трёх лет работы. Это достаточно существенная поддержка для молодых специалистов аграрной отрасли. Для социальной сферы очень важны программы «Земский врач (фельдшер)» и «Земский учитель». Знаю, что на федеральном уровне сейчас разрабатывают аналогичные программы в сфере спорта и культуры.

В чём сложность с целевым договором 

– Оправдывает ли себя целевое обучение? Ведь очень перспективное направление для решения проблемы с кадрами на селе.

– Целевое обучение действительно очень хороший механизм, но надо признать, что он сегодня работает не в полной мере. Формат идеально подходит для подготовки кадров в соцсферу. И этим механизмом активно пользуются муниципальные образования. Но если говорить про аграрную отрасль, то здесь возникают сложности. Дело в том, что аграрные предприятия в подавляющем своём большинстве являются негосударственными. А по действующим нормам у нас целевой договор с абитуриентом могут заключать только предприятия, имеющие долю государственного участия в уставном капитале. Вносились изменения в закон об образовании, и мы надеемся, что в ближайшее время ситуация изменится. Но пока механизм работает не в полной мере.

В любом случае, на мой взгляд, гораздо важнее развивать профессиональную ориентацию. И ещё со школьной скамьи формировать у ребят чувство любви к своей малой родине, понимание того, как они могут реализовать себя на территории, какую профессию для этого им стоит приобрести, куда пойти учиться. К сожалению, у нас очень сильны стереотипы. И многие родители, даже педагоги, имея свой негативный опыт, нередко даже неосознанно навязывают его ребятам, что очень жаль. На самом деле, не все же должны быть агрономами, и, конечно же, кто-то может найти и найдёт своё призвание в большом городе, в науке, в военной службе. Но очень важно, чтобы дети, особенно сельские школьники, выбирали профессию осознанно. А для этого нам нужно гораздо больше делать для организации качественной профориентационной работы в школе.

Очень важно воспитать в детях чувство уважения к селу и чувство ответственности за судьбу своей малой родины.

Здесь нельзя не сказать об агрошколах, об агроклассах. У нас в регионе этот проект успешно реализуется с 2016 года Детским эколого-биологическим центром при участии нашего регионального отделения в партнёрстве с агротехнологическим университетом. И такой проект надо, безусловно, расширять, формировать в районах и агроклассы, может быть, подумать о профильных образовательных организациях. Их смысл не в том, чтобы всех без исключения ребят привлечь к сельскохозяйственному труду, смысл в том, чтобы воспитать в детях чувство уважения к селу и чувство ответственности за судьбу своей малой родины.

– Часто встречаю мнения, что, мол, в деревне молодёжи просто скучно – некуда сходить. Тоже дискуссионная тема. С одной стороны, есть и дома культуры, и ФОКи, но, с другой, многим этого мала – село никогда не сравнится с городом…

– В любом случае сейчас у нас есть возможности, о которых ещё 15 лет назад только мечтали. Почти в каждом районе Рязанской области есть спортивное учреждение с бассейном, много строят социальных учреждений. Появляются новые дома культуры или ремонтируют старые. С одной стороны, кто-то может сказать, что при этом ветшают те учреждения, которые есть в отдалённых сёлах. С другой стороны, мы же понимаем, что как раз для молодого человека удалённость 10–20 км не является какой-то преградой. Здесь больше вопрос к состоянию дорог и транспортной доступности.

Есть и другая сторона медали. Мы можем построить любые самые современные и прекрасные спортивные учреждения, культурные объекты на селе, но они не будут пользоваться популярностью у местных жителей, будут простаивать. Такие примеры тоже есть, когда даже за счёт аграрных предприятий строились серьёзные спортивные объекты, но остались невостребованными. Снова вопрос кадрового обеспечения этих объектов. Потому что везде должны быть люди, которые могут за собой вести, которые могут организовать этот досуг.

И я знаю примеры опять же, где нет необходимой инфраструктуры, но есть люди, которые действительно хотят и готовы этим заниматься, в том числе и наши же активисты, кто это делает и на общественных началах. И они вокруг себя создают «движуху». Уверена, что жители этих сёл не обделены какой-то активностью, досугом и так далее. А в кино раз в два месяца всегда можно доехать до крупного города, с удовольствием посетить какое-то большое культурное мероприятие, спектакль или другое событие. Просто я уверена, что подавляющее большинство горожан даже в Рязани вряд ли чаще ходят в кино или в театр.

Много разных проектов 

– Чем ваш союз помогает молодёжи на селе?

Для молодёжи главное – это возможность самореализации. Конечно, в крупных городах таких возможностей больше. Основная задача нашей организации – это как раз содействовать самореализации молодого человека на своей малой родине. Мы объединяем десятки тысяч неравнодушных ребят во всех регионах. Вот именно это единство всегда помогает, содействует самореализации.

Самое главное, что привлекает ребят в наш союз, – это возможность быть в команде единомышленников.

Кроме того, у нас много самых разных проектов и конкурсов. Мы проводим мероприятия, в которых могут принять участие люди разного возраста. Мы уже давно не ограничиваемся исключительно молодёжью в своей работе. Самое главное, что привлекает ребят в наш союз, – это возможность быть в команде единомышленников. То есть не чувствовать себя белой вороной из-за решения стать фермером, а быть частью большой команды, общаться, постоянно обмениваться опытом, идеями, мыслями с такими же ребятами, как он сам.

– Часто ли к вам обращаются за помощью или советом?

– Безусловно, к нам поступает много и вопросов. Причём не только от молодёжи. Большая часть из них касается государственной поддержки. Чаще всего люди просто не знают о существующих механизмах или пытаются в них разобраться, потому что не везде на местах есть специалисты, которые могут внятно разъяснить то или иное требование, например, для получения социальной выплаты на жильё. Но ещё очень часто обращаются и с общими вопросами, предложениями, проблемами, которые касаются не только молодёжи, а вообще развития села и каких-то системных проблем.

И вот здесь нельзя не сказать о ещё одной важной нашей задаче и миссии РССМ – доносить мнение молодёжи, анализировать эти проблемы и предлагать механизмы их решения на государственном уровне. Мы представлены на площадке и Общественной палаты, и Общероссийского народного фронта, общественных советов министерств, комиссий и т.д. Мы пользуемся каждой возможностью сказать о том, что нужно поменять, как это должно быть, как это видит сельская молодёжь. То есть мы видим проблемы и доносим до органов власти своё мнение и свою позицию.

И надо сказать, что очень многие сельские жители в нашей стране надеются на РССМ как на последнюю инстанцию. Написав обращение везде, где только можно, они пишут нам. И мы вместе с ними пытаемся разобраться порой в самых неразрешимых, на первый взгляд, вопросах. И здесь мы уже берём на себя ответственность в целом за развитие политики государства в отношении сельских территорий. Сейчас по нашей инициативе на площадке ОНФ реализуют федеральный проект «Село. Территория развития». И наш лидер Юлия Оглоблина является его координатором. Я непосредственно руковожу административной группой проекта.

К нам приходит огромное количество обращений, в том числе мы работаем с обращениями, которые поступали на прямую линию Президента. Мы взяли на себя ответственность и уже три года контролируем реализацию нацпроекта «Здравоохранение» в части строительства фельдшерско-акушерских пунктов в сёлах, нацпроекта «Цифровая экономика» в части установки точек доступа Интернета, т.е. наши активисты непосредственно следят за строительством и работой объектов в сёлах по всей стране. Всё это уже не только про молодёжь, а про развитие села в целом.

Новый механизм поддержки 

– А с жалобами обращаются? Один мой знакомый сетовал, что, мол, директор колхоза набрал на работу гостей из ближнего зарубежья, которые готовы работать за копейки, а местные работники остались у разбитого корыта…

– Это та боль, о которой нельзя не сказать. У нас на сегодняшний день есть две, казалось бы, взаимоисключающие проблемы. С одной стороны, не хватает квалифицированных кадров на селе. Однако, с другой стороны, основная причина оттока населения из села – это нехватка рабочих мест, отсутствие работы. Здесь очень важно понимать, что те предприниматели, которые делают ставку исключительно на иностранную рабочую силу, в краткосрочном горизонте получают определённую выгоду. Но при этом в среднесрочной и долгосрочной перспективе у этого производства нет будущего. Разумеется, есть определённые виды работ, на которые очень сложно найти свои местные кадры, есть сёла, где люди просто не идут работать в хозяйство.

Что уж скрывать: где-то есть проблемы с пьянством. Я не говорю сейчас про молодёжь, я говорю в принципе про то, что есть. Но при этом я знаю много примеров, когда предприниматели работали над привлечением именно местных специалистов – с достойным уровнем оплаты труда. Это в итоге давало возможность работодателю предъявлять уже и более серьёзные требования к качеству этого труда. Всё это приводило предприятие к успеху. Да, некоторые предприниматели устраивали «плач Ярославны», что, мол, если не пустите к нам мигрантов, у нас всё рухнет. Особенно в прошлом и в этом году, когда въезд в страну был ограничен из-за коронавируса.

Здесь хочется сказать: «Ребята, о чём вы думали раньше?» У нас с 2020 года реализуется совершенно новый механизм поддержки, Минсельхоз РФ 90% расходов компенсирует тем предприятиям, которые привлекают себе на практику студентов аграрных вузов. И вообще, весь мой опыт говорит о том, что кто хочет решить проблему с кадрами, он её решает, в том числе с помощью действующих механизмов господдержки.

– Что ещё нужно, на ваш взгляд, сделать, чтобы закрепить молодёжь на селе, чтобы работа там была востребованной и престижной?

– Моё твердое убеждение: закрепить молодёжь на селе невозможно. Крепостное право в нашей стране отменили полтора века назад. И давайте мы перестанем думать, как кого-то закрепощать, будем думать и работать над тем, чтобы создавать условия, привлекать, воспитывать и давать молодёжи возможность быть успешными и счастливыми на своей малой родине.

ДОСЬЕ
Наталья ФЕДЯКОВА. Руководитель экспертно-аналитического центра Российского союза сельской молодёжи. Окончила Рязанский государственный агротехнологический университет. С 2009 по 2018 год возглавляла Рязанское региональное отделение РССМ.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах