Примерное время чтения: 6 минут
665

Что делать с кладками? Рязанский эколог о новом этапе борьбы с шелкопрядом

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. "АиФ-Рязань" 09/08/2023
Чаще всего яйцекладки непарного шелкопряда находятся у корня дерева – места, которое зимой обычно находится под снегом.
Чаще всего яйцекладки непарного шелкопряда находятся у корня дерева – места, которое зимой обычно находится под снегом. АиФ

Почему этим летом позволили гусеницам непарного шелкопряда хозяйничать в лесах сразу нескольких районов области, а также Рязани? Вопрос, который сегодня, наверное, уже не самый актуальный. Лес сильно пострадал, гусеницы съели много листвы на деревьях. Многие, надо признать, смогли восстановиться.

После гусениц появились бабочки, оставившие внизу деревьев и на стенах домов тысячи, если не миллионы кладок яиц. Если ничего с ними не сделать, следующим летом, возможно, нас ждёт экологическая катастрофа – масштабы уничтоженной листвы на деревьях будут очень сильно превышать последствия этого лета.

Экологи призывают рязанцев выходить на так называемые субботники, чтобы уничтожить кладки яиц. Первые такие субботники планируется провести уже этой осенью. Но насколько эффективны такие акции? Что делать с лесами, где физически не проведёшь подобные субботники? На эти и другие вопросы редакции отвечает член совета Общественной палаты Рязанской области, кандидат географических наук, доцент РязГМУ, руководитель Рязанского отделения Российского экологического общества Виолетта ЧЁРНАЯ.

Лишить «одеяла»

— Александр Мысовских, rzn.aif.ru: Виолетта Вячеславовна, так могут ли субботники помочь решить проблему с кладкой яиц, которую оставил непарный шелкопряд?

Виолетта Чёрная: Эффективность таких субботников зависит от грамотного инструктажа, внимательности и усердия участников таких субботников. При ответственном отношении есть возможность удалить большую часть кладок. Так, удалось резко сократить численность непарного шелкопряда в ЦПКиО за счёт удаления кладок в 2022 году представителями УБГ г. Рязани, Центра защиты леса и волонтёрами.

— Некоторые люди сами ходят с палочками и сбивают эти кладки. Этого достаточно?

— Соскабливание кладок и выскабливание буквально из трещин коры – да, эффективно. Это лишает яйца защиты – «одеяла» из паутины и волосков, кладки распадаются по отдельным яичкам, подвергаются действию низких температур, вытаптываются населением.

— Экологический рязанский альянс предлагает использовать отработанное машинное масло для борьбы с этими кладками. Насколько этот способ экологичен? Не будет ли вреда дереву? И, объясните, зачем масло, если можно просто сбивать эти кладки?

— ЭРА не совсем корректно описывает способ так называемого «нефтевания». Начнём с того, что тончайшая пленка только на кладке не нанесёт вреда взрослому дереву и уж тем более стенам зданий и сооружений. Но при соскабливании этих кладок волоски «одеяла» могут вызывать у людей аллергию, попадая в дыхательные пути и на кожные покровы. Необходимо использовать средства защиты органов дыхания и кожи. Поэтому и рекомендуют нефтевание, как менее трудоёмкий и более безопасный для здоровья процесс.

Дело не в сроках

— Правда ли, что каждая кладка – это, как минимум, 500 яиц. И, соответственно, 500 гусениц по весне?

— Как минимум, 100, в среднем – 300–500, до 1100–1500. Потенциально, при благоприятных условиях – слабоморозной зиме, тёплой, без заморозков весне – большая часть личинок в прозимовавших яйцах выживет.

— В городе-то можно собрать активистов и удалить кладки. В лесу этого не сделать. Минприроды постоянно говорит, что, дескать, осенью они всё проанализируют и весной проведут обработку. Не поздно ли?

— Уверена, что дело здесь не в сроках, а в грамотном методически лесопатологическом мониторинге, с максимальным привлечением специалистов-лесопатологов с охватом всех площадей распространения популяции непарника.

Пример оперативного реагирования

— Интересно, как они хотят провести эту обработку, если законы по-прежнему не позволяют это делать в заповедных зонах?

— Про биологические препараты и перечень малоопасных для человека, животных и растений пестицидов, рекомендуемых Рослесхозом, не запрещённых Лесным кодексом, положительных результатах применения в Московской области и Республике Алтай, Приморском крае и других регионах РФ ничего не говорится или практически не объясняется. Отказ от оперативного реагирования в 2022 и 2023 годах или минимальные площади обработки, низкая эффективность объясняются некомпетентным применением препаратов или служит элементарным оправданием бездействия.

Есть пример оперативного реагирования в Московской области. Цитирую курирующего комлесхоз, зампреда правительства региона Георгия Филимонова: «В конце мая в лесах Московской области была проведена обработка лесов от шелкопряда на территории трёх лесничеств Московской области – Егорьевского, Луховицкого и Шатурского. Обработано свыше 10 тысяч гектаров насаждений. Эффективность препарата составила 93 процента. С июля мы увидим на этих деревьях новую листву».

Обработка проводилась на землях лесного фонда биологическим инсектицидом наземными машинами в аэрозольном режиме по технологии «сухого тумана», так как леса региона имеют защитный статус. Также обработали большое количество населённых пунктов, водоохранных объектов, защитных участков и ООПТ областного значения. Это исключает возможность проведения обработок авиационным способом и применение химических инсектицидов на лесфонде.

— Столкнулись с последствиями. А можно ли было, на ваш взгляд, избежать этих последствий? Ведь первые очаги ещё в 2021 году выявили. Неужели ничего нельзя было сделать?

— Да, надо было полностью и грамотно обработать выявленный очаг в первые тысячи га разрешёнными биопрепаратами, а не проводить обработку на нескольких сотнях га.

Был в наших лесах

— Много споров вокруг самих бабочек. Многие говорят, что раньше их не было. Климат изменился? Или просто завезли? Как недавно в Кадом, где раньше не было этой бабочки.

— Непарный шелкопряд – типичный житель юга таёжной зоны, он был в наших лесах. Вот только такой численности и площади поражения – до 1 млн га – не наблюдалось никогда. Цитирую Николая Лямцева, заведующего отделом ФБУ ВНИИЛМ, кандидата биологических наук: «В Рязанской области крупная вспышка была также только в 1954–1962 годах. Площадь очагов в 1957–1958 годах составляла 242 232 и 227 209 га и превышала аналогичную в Саратовской области, где очаги всегда охватывают большую территорию. Последующие массовые размножения в Рязанской области были существенно менее интенсивными, площадь очагов оказалась более чем в сто раз меньше. Например, в 2004 году очаги зарегистрированы на площади 1479 га, в другие годы – на площади 222–1054 га».

— Как я понимаю, и природа может помочь справиться с проблемой. Но нужны продолжительные и сильные морозы зимой?

— Яйца в кладке выдерживают до минус 30 градусов. Настолько сильноморозной, а также бесснежной должна быть зима.

— Что нас ждёт, если по весне профильные службы плохо проведут обработку?

— При неблагоприятном сочетании всех факторов – дальнейшее расширение ареала повышенной плотности популяции непарного шелкопряда. В страдающем с 2021 года от дефолиации (опадания листьев с растений при неблагоприятных факторах окружающей среды) деревьев Клепиковском районе – усыхание лиственных деревьев, поражение другими болезнями леса ослабленных деревьев, а также усиление пожароопасности в смешанных лесах.

ДОСЬЕ
Виолетта ЧЁРНАЯ. Кандидат географически наук, доцент Рязанского государственного медицинского университета, руководитель рязанского отделения Российского экологического общества, член совета Общественной палаты Рязанской области, автор и организатор экологических проектов и акций в регионе. Образование – высшее: окончила РГУ им. С.А. Есенина.

КСТАТИ
Министерство природопользования Рязанской области, отвечая на многочисленные вопросы жителей региона, сообщает, что в этом году осенью специалисты Центра защиты леса оценят площадь распространения непарного шелкопряда, а ведомство, со своей стороны, подготовит заявку в Рослесхоз на обработку в следующем году. «Мы планируем, что мероприятия будут носить комплексный характер для обработки всех территорий, включая муниципальные земли и особо охраняемые природные территории федерального значения. В планах – использовать препараты биологического происхождения, включённые в государственный каталог пестицидов и химикатов. Однако в некоторых местах проводить обработку нельзя, так как это запрещено законодательством», – пояснили в министерстве.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах