7754

Возращение домой. Как соседи встречают «скопинского маньяка» на родине

Дом скопинского маньяка сейчас не пригоден для жизни: в нет ни тепла, ни света.
Дом скопинского маньяка сейчас не пригоден для жизни: в нет ни тепла, ни света. АиФ

До недавнего времени улица Октябрьская на окраине маленького города Скопин Рязанской области жила своей обычной жизнью – взрослые каждое утро спешили по ней на работу в центр города, дети бежали в школу. Но с начала марта будни провинциальной улицы изменились – она запружена журналистами самых разных изданий и телеканалов, региональных и федеральных.

Причина такого всплеска популярности в том, что 3 марта вышел из мест лишения свободы знаменитый «скопинский маньяк», печально прославивший маленький городок Рязанщины на весь мир. На этой улице стоит дом Виктора Мохова, его гараж, здесь в бетонном бункере провели 3 года 7 месяцев две девочки – Катя Мартынова и Лена Самохина. Кошмарные 3 года 7 месяцев.

По дороге домой

Вот и прошло 17 лет, которые были назначены судом за преступление Мохова. Он снова свободен и должен вернуться на родину, где, как он сам сказал, покидая колонию строгого режима, его ждет дом. Правда, домой он не спешил, и 4 марта, когда, по расчетам журналистов, он должен был прибыть в Скопин, на родной улице так и не появился. Прибыл он домой лишь ночью, с 4 на 5 марта.

При этом, несмотря на то, что ему на шесть ближайших лет запрещено участвовать в массовых мероприятиях и без разрешения покидать пределы Скопинского района, формально он даже не нарушил запрета. Дело в том, что ограничения вступят в силу с того момента, когда он встанет на учет в скопинской полиции, а на это ему отведено законом три рабочих дня.

Тот ажиотаж, который возник вокруг его персоны, думается, ему только льстит. Хорошими делами, как известно, прославиться нельзя, и пример «скопинского маньяка» еще раз доказывает справедливость утверждения старухи Шапокляк. Повышенное внимание прессы может вдохновить кого-то с неустойчивой психикой на подобные «подвиги». Ведь и Мохов не сам придумал схему злодейства – увидел, как некто удерживал в подвале рабынь, которые на него трудились. Мохова этот пример воодушевил, только он решил завести себе секс-рабынь.

В тихом омуте

Провинциальный Скопин взбудоражен новостью об освобождении Виктора Мохова. Вместе с журналистами встречать маньяка пришли и некоторые местные жители. К примеру, Ольга и Оксана специально приехали к печально знаменитому дому.

 Тихая улица, которая однажды стала чересчур популярной
Тихая улица, которая однажды стала чересчур популярной Фото: АиФ

«Нам любопытно, - призналась Оксана. - Пришли посмотреть на него».

«Очень не по себе, что он здесь будет жить, - говорит Ольга. – Я видела в новостях по телевизору, как он выходил – ощущение, что он очень доволен собой. Что-то по нему не заметно, чтобы он страдал и раскаивался. Я жила в Рязани в одном доме с младшей из его жертв, Катей. Мы – в 7-м подъезде, а ее семья во втором. Ей тогда было 14, мне 12. Я помню ужас, который пережила ее мама. Она уже не надеялась найти дочь живой, свечки за упокой ставила. Я живу в Скопине 10 лет, и когда заходила речь о Мохове, те, кто его знал, говорят, что он был тихий, спокойный, всегда поздоровается, всегда поможет… Правильно говорится, что в тихом омуте… Честно говоря, мы думали, что он из тюрьмы не вернется. Но он вышел. По мне, так я считаю, что он должен был доживать свой век в психушке».

«Не исключаю, что кто-нибудь из местных ему отомстит, - добавляет Оксана. - Люди на него очень злы, его поступок просто в голове не укладывается. Сколько девчонкам пережить пришлось».

Лаз в тот самый подвал
Лаз в тот самый подвал Фото: АиФ

А пережить пришлось и правда столько, что в голове нормального человека уложиться не может. Описание жизни двух девушек в подвале гаража воспринимается как кадры страшного кино. Жилище, устроенное Виктором Моховым на глубине шести метров: двухъярусная кровать, плитка, комната для свиданий со своими рабынями, эротические картинки на стенах, плитка… Редкие прогулки на поводке. Все это – какие-то кадры из страшного, просто нереально страшного ужасника. И этот ужасник был больше трех лет их реальностью. Когда жизнь двух девчонок провалилась в пропасть бункера, Лене было 17, Кате – 14. Когда Мохов присмотрел себе новую жертву – девушку, снимавшую комнату в его доме, и вывел Катю под видом своей племянницы, Катя смогла засунуть спрятанную в волосах записку в кассеты квартирантке. Та заметила не сразу, но, когда увидела эту мольбу о помощи, передала записку в правоохранительные органы. Так удалось разрушить многолетний плен.

История двух узниц потрясла, без преувеличения, весь мир. О них много написано, много рассказано. Лена предпочитает ни с кем не общаться, о жутком отрезке своей жизни не рассказывает. Катя, напротив, активно говорит о пережитом, даже написала книгу. Все люди разные, и каждому для реабилитации нужно свое. Единственное, что понятно абсолютно всем – забыть о своем кошмаре они не смогут никогда. Потому что забыть такое невозможно.

Психически адекватен?

Не забыл о прошлом и Виктор Мохов. Вот только как он вспоминает обо всем этом, никто не знает. Ведь мало кто из нормальных людей способен понять человека, которому пришло в голову создать подвал для содержания пленниц, который на протяжении нескольких лет копал и обустраивал эту тюрьму для будущих жертв, который хладнокровно продумал систему маскировки, бетонные перекрытия, мощные замки… Бункер, надежный, как бомбоубежище, из которого ни одного звука не долетит до поверхности земли. Даже полиция, проведя обыск в его доме и гараже, сначала ничего обнаружить не смогла. Он продумал все. И от того, что психиатрическая экспертиза признала его вменяемым, пожалуй, становится еще больше не по себе.

После смерти матери Мохова дом пустует
После смерти матери Мохова дом пустует Фото: АиФ

«У меня мама жила неподалеку отсюда, она была парализована, и каждый день я проходила по этой улице с детьми - никто и представить не мог, что творится за этим забором: обычный дом, обычное хозяйство, - говорит Людмила, жительница военного городка, что находится неподалеку от дома «скопинского маньяка». - Сегодня младший ребенок - ему 10 лет - сказал, что больше по этой улице в школу не пойдет, отправился в обход, а это огромный крюк, каждый день так не походишь. Мы все ходим по этой улице в город – здесь ближе до центра. А теперь, если он здесь поселится, не знаешь, как быть. Хоть я и думаю, что он уже старенький, уже вряд ли он будет представлять опасность, а за ребенка как-то неспокойно. И вечером тут не пройдешь – мы с сестрой часто ходили по Октябрьской до центра».

Бывший следователь по особо важным делам прокуратуры Рязанской области Дмитрий Плоткин, который был одним из тех, кто вел дело скопинского маньяка и знает все детали его преступления, говорит, что Мохов не опасен для городских жителей.

Бывший следователь по особо важным делам Дмитрий Плоткин. Именно он в начале двухтысячных вел дело скопинского маньяка Фото: АиФ

«Такие «герои» после освобождения хорошо адаптируются к нормальной жизни и никаких проблем окружающим не доставляют», - считает, опираясь на свой опыт, Дмитрий Матвеевич.

Местным жителям очень хочется поверить опыту следователя, но сделать это очень трудно, ведь и раньше Виктор Мохов вроде бы не доставлял окружающим проблем… Многие и сегодня с трудом верят, что слесарь, ударник труда, одним из прозвищ которого было «тюлень» (за его спокойный нрав), мог сотворить такое.

«Вот какой трудяга»

«На автоагрегатном заводе, где работал Мохов, он был на хорошем счету, его хвалили, говорили, что мужик был умный, - говорит Галина Андреевна, которая живет на соседней улице. - У нас знакомый совсем рядом с ним жил, говорил, все что-то он там копает - вот какой трудяга. Когда спрашивали, говорил, что погреб обустраивает. А этот трудяга вон что накопал».

«Он производил впечатление, как у нас в Скопине говорят, «тюхи-матюхи». Ни рыба ни мясо, - говорит Анна Петрова, которая живет в одной из многоэтажек военного городка неподалеку. - А он вон какой продуманный – даже детишек к нам не понес, наверное, слишком близко, подозрительно. Подкинул в другой район, в многоэтажку. У меня коллега по работе рассказывала, как они с соседями слышали плач младенца, который продолжался около часа, все никак не могли понять, откуда он доносится. А потом обнаружили за дверью на темном матрасике завернутого в грязную наволочку мальчика».

Лена родила от маньяка двоих детей, роды принимала Катя, которой их истязатель заранее принес пособие по акушерству – вот такая забота… Третья беременность Лены закончилась выкидышем – к счастью, это было уже на свободе.

С большим скепсисом местные жители относятся к утверждению матери маньяка о том, что она ни о чем не догадывалась.

«Говорят, она прокладки покупала, им туда спускала, - говорит Людмила. - Да и вообще, трудно представить, чтобы она ни о чем не знала. Тем более время от времени он выводил своих узниц на прогулку».

«Пришел я как-то с работы, включил телевизор, вдруг вижу, соседку мою показывают. Я погромче сделал, а там как начали рассказывать про ее сынка, - делится сосед Михаил Шандулов, который купил половину дома, в котором жила семья Моховых. Михаил Николаевич переехал в Скопин недавно, и два года прожил, не подозревая о печальной известности дома. - Я пошел к соседке - Алиса Валентиновна Борисова ее звали - стал расспрашивать, что за сын такой и что тут у них творилось, но она уходила от ответа, говорила, что он ей все время снотворное подсыпал. Умерла она года три назад, ей уж под 90 было. Потом разборки с домом были. Она дарственную подписала квартиранту, но ее дочь судилась, и дарственную эту аннулировали. А про сына ее мне потом на заводе мужики рассказывали, которые с ним работали. Говорят, кличка у него была Доктор. Он самогоночку гнал и всех в округе от похмелья лечил – видно, на цемент для своего подвала так и заработал – тоже ведь денег много надо было, чтобы такую страсть оборудовать. А про копание он все знал – все-таки горный техникум окончил».

Квартира Михаила Шандулова расположена через стенку от жилища скопинского маньяка
Квартира Михаила Шандулова расположена через стенку от жилища скопинского маньяка Фото: АиФ

Перспектива близкого соседства с маньяком Михаила Шандулова не смущает: «Чего мне его бояться? Пускай приезжает. Может, я его часть дома куплю со временем».

Моховский дом пока мало пригоден для жизни. Батареи разморозились, части стекол нет – восстанавливать придется много. Но, может быть, Мохов сможет все обустроить. Судя по той работе, которую он проделал при создании бункера, мужчина он трудолюбивый. Может быть, после всего пережитого его энергия все-таки направится в мирное русло?

 
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах