aif.ru counter
1522

В Рязани мать погибшей новорождённой девочки оказалась человечнее чиновников

Фото: Виктор ГЛУМСКОВ

21 октября в Рязанской областной детской клинической больнице произошла страшная трагедия. По глупому, нелепому стечению обстоятельств погиб 4-дневный ребёнок. Новорождённую Диану Патрикееву доставили в РОДКБ накануне из роддома №2 и разместили в изоляторе отделения для выхаживания недоношенных детей. После кормления дежурившая в это время медсестра установила обогревающую лампу над кроваткой ребёнка, и, как было сказано уполномоченными органами, «в результате изменения положения обогревателя ребёнок получил ожоги и погиб». В отношении злополучной медсестры тут же было возбуждено уголовное дело по ч. 1 статьи 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности». Главврач больницы Ирина Петрушина была отстранена от должности.

 

Читайте также:

Стороны дела по обвинению медсестры в гибели новорожденного, помирились
Прекращено дело в отношении медсестры, обвиненной в гибели новорожденной

 

Этот случай вызвал большой общественный резонанс. Власть имущие, как водится, сделали заявления с заверениями о тщательном разбирательстве и неизбежном наказании виновных на всех уровнях. Народ же разделился на два лагеря. Один требовал максимально жестокого наказания медсестры, другой вообще сомневался, того ли человека взяли под стражу люди в сером. Как выяснилось, не зря.

К сожалению, концепция современной российской медицины очень походит на стратегию обороны Москвы в 1941 году. Мол, вы стране всё – страна вам ничего. От врачей и медперсонала требуют слишком многого при нищенской зарплате, ежегодном увеличении отчётности, снижении количества работников и, как следствие – возрастании нагрузок, а также чудовищном недофинансировании. Получается, что условия работы докторов больше походят на фронтовые.

В рядовой европейской больнице на 20 новорождённых приходится где-то 6-8 медсестёр. В провинциальной больнице России одна медсестра, как правило, следит за 15-20 младенцами. И это ещё не предел. За смену медсестра должна покормить всех малышей, проколоть назначенные уколы, кому-то дать бутылочку, кому-то поставить зондик, отнести детишек на рентген или УЗИ, к тому же в течение дня практически непрерывно мыть и менять подгузники. Не каждая женщина отважится на подобную работу. Тем более, за такую зарплату и не в самых лучших условиях. Тут нужно призвание. Поэтому персонала катастрофически не хватает. Медсёстрам приходится работать сутками, по несколько смен подряд.

Во время разбирательства трагедии рязанские телеканалы нередко показывали кадры c больницей. Однако операторы почему-то выбирали объектом своего внимания новый, недавно отремонтированный блок. Отделение патологии новорождённых, где произошла трагедия, в то время находилось на ремонте. По словам рожениц, доходило до того, что на детей, лежащих там, в больничных кувезах, сыпалась пыль с потолка. Если добавить к этому обшарпанные стены и трещины в штукатурке, то можно смело получить скорее декорацию к фильму ужасов, а не отделение больницы для выхаживания слабеньких малышей. Стоит ли говорить про состояние оборудования?

А вот теперь сложим вышеперечисленные факты. Получаем молоденькую студентку четвёртого курса медицинского университета, подрабатывающую медсестрой, на хрупкие плечи которой возложена забота о 12 младенцах. Естественно, это работа на разрыв. И вот, неопытная девушка устанавливает над кроваткой новорождённой девочки лампу лучистого тепла, которая используется для поддержания температуры тела ребёнка инфракрасным излучением, и уходит заботиться об остальных детях. Как отметили позже в пресс-службе облсуда, «медсестра вышла из изолятора, не проявив должной предусмотрительности и не проверив фиксацию стопорного винта кронштейна нагревательного элемента к штанге облучателя». В результате под действием собственного веса облучатель опустился вниз и лежал непосредственно на кроватке.

Ужасная, нелепая случайность, из-за которой погиб ребёнок. Конечно, в определённой степени медсестра виновна. Но можно ли её обвинять в воздействии земной гравитации на изношенную штангу лучистой лампы? Зачем вообще использовать в детских больницах технологию, которая тем или иным образом может привести к смерти ребёнка? Мы, получается, доверяем жизни наших детей одному единственному «стопорному винту кронштейна»?

Можем ли мы также с чистой совестью упрекнуть сестру в том, что та в одиночку физически не успела уследить за всеми 12 младенцами? Конечно же, нет. Скорее уж бедная девушка стала жертвой той системы, которая сейчас выстроена. Это и есть пресловутая цепь случайностей, которая привела к трагедии – следствие ужасного состояния российского здравоохранения. И спускать всех собак на самое крайнее и многострадальное звено этой системы, как минимум, слишком просто. Если не сказать примитивно. Такие случаи как этот – дай Бог, чтобы их было как можно меньше, – должны заставлять наше общество не ломать жизни молодым девчонкам, а обратить внимание на тех, кто сидит в кремлёвских кабинетах и допускает даже возможность подобных случаев.

Больше 4 месяцев продолжались судебные слушанья. Казалось бы, судьба медсестры предрешена. Чиновники нашли крайнего, которого можно принести в жертву голодной махине, именуемой российским правосудием. Но в итоге победило милосердие. На предварительных слушаниях по делу о смерти ребёнка было объявлено, что уголовное дело закрыто в связи с примирением сторон. Мать погибшей девочки простила медсестру и ходатайствовала о прекращении уголовного дела. Стоит отметить, что прокурор возражал против прекращения уголовного дела. Конечно, ведь из лап правосудия так просто не уходят. С плахи не слетела голова, и место крайнего в очереди на эшафот так и осталось незанятым. Возможно, на эту роль когда-нибудь всё же найдётся более чем достойный кандидат. А пока всем нам, наконец, можно попытаться ответить на второй извечный вопрос. Вот только кому теперь это нужно?

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (4)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах